Авторизация

Забыл пароль регистрация
войти как пользователь

Регистрация на сайте

CAPTCHA
войти как пользователь

Восстановление пароля

войти как пользователь

пожаловаться модератору

CAPTCHA
-3° снег
USD: 00,0000 руб.
EUR: 00,0000 руб.
Курсы валют и погода

АВГУСТ

С. Качиони Год охотника настольный справочник-календарь


Image

ИЗ ЖИЗНИ ПТИЦ И ЗВЕРЕЙ

ДИЧЬ БОЛОТНАЯ

Бекасы. В конце месяца начинают отлетать на севере и северо-востоке. Первые высыпки по открытым мокрым болотам в средней и черноземной полосе. Передовые пролетные на юге.

Дупеля. Держатся по потным кочковатым луговым болотам и по подкошенным окраинам мокрых открытых болот, в отаве. В сырые года, при обильных дождях,- в некошенных полосах травы, около кустарников, вблизи яровых хлебов, особенно овсов. В последних числах месяца в средней полосе первые высыпки пролетных с севера.

Гаршнепы. В топких болотах, с грязью и ржавыми паточинами, особенно там, где есть хвощ и камыш. На северо-западе и северо-востоке, а также в средней полосе, в конце месяца начинается пролет.

Кулики. Чибисы. На севере и северо-востоке начинается отлет в последней декаде. В остальных местах огромными стаями держатся вблизи рек и озер. Веретенники. Отлетают на севере и северо-востоке. В средней и черноземной полосе и на востоке держатся весь месяц. Турухтаны. Отлет на севере и северо-востоке, валовой пролет в средней полосе и на востоке. Встречаются большими стаями на чистых болотах и потных лугах, а также около озер Черныши. В течение месяца исчезают повсеместно, кроме юга, где идет валовой пролет.

ДИЧЬ ВОДОПЛАВАЮЩАЯ

Утки. Кряквы. Повсеместно вечером летают стайками жировать на поля, особенно на гречу, просо и горох, а также на кормные заросшие и покрытые ряской озерки. Селезни к концу месяца начинают получать весеннее (брачное) оперение. В последней трети табунятся, готовясь к будущему отлету. Чирки. К концу месяца начинают сбиваться в табуны. Нырки. На севере и северо-востоке весь месяц попадаются еще нелетные молодые чернети. Ранние выводки их, поднявшись на крыло, а также гоголи, перебираются из зарослей на стекло и держатся там, сбиваясь понемногу в табунчики.

Гуси. Молодые повсеместно на крыле. Ко второй половине заканчивается линька стариков. К концу месяца выводки сбиваются в небольшие табунчики и начинают вылетать на жировку в поля, на жнива и яровые, преимущественно на овсы. На севере в конце уже формируются отлетные косяки, начинается передвижка к зимовьям.

Лысухи. В течение всего месяца держатся на камышистых озерах. Начинают сбиваться в большие отлетные стаи.

ДИЧЬ ЛЕСНАЯ

Глухари. Молодые самцы-глухари сравниваются по величине с маткой и во второй половине месяца не отличаются уже по окрасу от старых. Выводки проводят время на ягодниках (молодые и старики одинаково), преимущественно на чернике, а потом и на бруснике, уходя в крепь только на полуденные жаркие часы.

Тетерева. Выводки живут по опушкам у яровых полей, а также по вырубам, заросшим молодой порослью, и по ягодникам. На кормежку по открытым местам, выходят утром и к вечеру, уходя в чащу с наступлением жары и с заходом солнца. К концу месяца молодые косачи получают почти сплошной черный окрас. Старики кончают линять.

Белые куропатки. В средней полосе выводки держатся по моховым болотам около ягодников. На севере и северо-востоке - в мелких лиственных зарослях, около болот и озер.

Рябчики. Подросшие молодые разлетаются и начинают жить самостоятельно, держась главным образом около ягодников. Линька стариков продолжается.

Вальдшнепы. Молодые достигают величины стариков. Держатся преимущественно в сырых местах леса, около лиственных зарослей, но иногда и в крупном сосновом лесу, там, где много папоротника.

ДИЧЬ ПОЛЕВАЯ И СТЕПНАЯ

Дрофы. Взматеревшие выводки соединяются в стайки. Держатся около посевов и после уборки озимей бродят по парам.

Стрепеты. Молодые сравниваются со стариками. Начинают сбиваться в табуны. Держатся в степи около посевов, часто встречаются по проезжим дорогам.

Серые куропатки. Выводки после уборки полей бьются около жнив по кустарникам и мелколесью, на юге - по оврагам и балкам, иногда по картофельникам и в кукурузе.

Перепела. В конце месяца начинается отлет на севере и северо-востоке. Всюду понемногу откочевывают к югу. Держатся по жнивам, в яровых, особенно в просе,

ЗВЕРИ

Барсук. В последних числах начинает готовить нору к зиме: чистит ее и таскает туда мох и разную сухую ветошь.

Белка. В теплые годы при ранней весне с поздней осенью - третий помет в средних районах.

Волк. Молодые к концу месяца воют по вечерам и хорошо отзываются на подвывку.

Выдра. Около водоемов в лесах.

Горностай. В полях, усиленно промышляя мышей.

Зайцы. Русаки живут около полей по межам и бурьяннику. Беляки - в лиственном мелколесье; особенно охотно держатся в осинниках. В северных районах у беляков в конце месяца последний помет („листопадники").

Косуля. Бродит. На исходе месяца начинается гоньба.

Куница. Истребляет в лесах молодую дичь и бельчат.

Лиса. И старые и молодые начинают менять окрас: первые постепенно выцветают, вторые заметно рыжеют.

Лось. К середине месяца заканчивается рост рогов у быков. В самом конце месяца иногда в средней полосе уже начинается ранний рев лосей.

Медведь. Шатается вблизи ягодников и посещает овсяные поля.

Олень северный. С исчезновением гнуса во второй половине месяца спускается с гор на открытые пастбища.

Россомаха. В глухих лесных чащах.

Рысь. Кочует с молодыми, которые начинают приобретать нормальный окрас и покрываются пятнами.

Соболь. В лесных крепях и в каменистых россыпях.

Хорек. Истребляет мышей в полях.

НА БОЛОТЕ С ЛЕГАВОЙ

Под названием болотной дичи разумеются теперь собственно только бекас, дупель и значительно менее ценный во всех отношениях и сравнительно более редкий гаршнеп.

С точки зрения „мяса" все эти три птички не дают, в сущности, ничего, так как целый десяток, например, ранних, еще не успевших разжиреть перед отлетом бекасов (не говоря уже о такой крошке, как гаршнеп) не стоит и одной доброй кряковной или старого косача.

Зато тот же бекас является поистине пробным оселком и для полевых качеств собаки и для искусства стрельбы ее хозяина. Прихватить тонкий запах маленького бекаса требует от легавой несравненно лучшего чутья, чем найти по густо пахнущему следу целый выводок крупных тетеревят. Для охотника же поймать в сетку дробового Снаряда вертлявый комочек бекасиного тела несравненно труднее, чем попасть в того же тетерева на его не хитром прямолинейном полете.

Вот почему для охотника-спортсмена охота по болотной дичи всегда была и останется одной из наиболее волнующих и интересных.

Бекас

Бекас - живая, подвижная птица, не оседлая по натуре и потому легко и охотно меняющая место своей дневки. Встречается он всюду, где есть грязь и вода. Потные луга с кочками, торфяники, илистые берега речки или озера, покрытые хотя бы реденькой травмой, окрайки обширных моховых болот, любая грязная лужа среди поля, топкие трясины и даже просто сырые опушки мелколесья - во всех этих местах можно наткнуться на бекасов.

Но настоящая правильная охота за ними производится на широких, открытых луговых болотах, поросших сравнительно невысокой и негустой травой, с обилием паточин, с плешинами ржавой грязи и с разбросанными кое-где блестящими зеркальцами небольших лужиц открытой воды. Здесь бекасы охотно держатся до самого отлета, здесь за ними можно ходить целый день.

Итти надо всегда против ветра, чтобы облегчить работу собаки. Бекас, в особенности старый, в первой половине сезона очень строг и никогда не дает приблизиться к себе на такое короткое расстояние, как, например, дупель, не говоря уже о молодом тетереве. А так как наброды вокруг своей сидки бекас делает очень небольшие, то от собаки требуется хорошее и притом верхнее чутье, потому что следовой работой тут много не сделаешь.

К стоящей собаке надо подходить в полной готовности к быстрому выстрелу: часто бекас срывается, далеко не подпустив охотника, особенно если стойка сделана более или менее на-коротке.

Вылетает он обычно с резким „чмоканьем", которое можно приблизительно передать, как звук „кэтч". Этот крик иногда он издает многократно, повторяя его на полете. Сорвавшись, бекас летит не по прямой, а делает на первых 15-20 шагах несколько острых зигзагов. В то же время он поворачивается всем телом влево и вправо вокруг собственной оси, так что белый подбой его брюшка мелькает на полете то с одной, то с другой стороны.

Быстрота взлета бекаса и первых его стремительных зигзагов такова, что ни о каком прицеле не может быть и речи. А так как на более или менее близком расстоянии и дробь не успевает еще достаточно широко раскинуться, то обычно выстрелы на вскидку, данные в первую секунду-две, как только бекас сорвался, оказываются большей частью промахами. Поэтому лучше сдержать себя и дать бекасу отлететь на 35-40 шагов. После этого обыкновенно полет его становится уже более прямолинейным, и тогда можно стрелять, беря порядочно переда, так как летит бекас очень быстро.

Молодые бекасы, только что вывалившие в открытые болота из крепей, где они выводились, на первых порах очень смирны. Они близко подпускают собаку и срываются не с такой молниеносной быстротой, а на полете не вертятся и дают возможность выцелить себя даже в первые секунды после подъема. А позднее, успев несколько разжиреть, становятся менее строгими и старые бекасы.

Бекас, по которому был дан промах или который улетел вообще без выстрела, описывает над болотом громадную дугу и иногда снова садится неподалеку от места, где был поднят. Но такой бекас обычно очень строг и часто не дает собаке даже сделать стойку.

Лучшая охота за бекасами начинается со второй половины августа и продолжается до поздней осени, так как держатся они у нас очень долго и у незамерзающих родников или на болотном берегу речки бекасов можно встретить даже после первого снега.

Самая подходящая дробь - № 10. Она так и называется „бекасинником". Однако, начиная с сентября, лучше пользоваться № 8, особенно для левого ствола.

Дупель

Давно уже принято среди охотников называть этого кулика полуименем, которое и получило теперь право гражданства. Полное же название этой птицы -дупельшнеп, что по-немецки значит „двойной кулик".

Дупель действительно почти вдвое больше бекаса, а по многим своим повадкам представляет едва ли не полную ему противоположность.

Бекас срывается стремительно и летит необычайно быстро и притом зигзагами. Дупель поднимается тяжело, неохотно, и полет его совершенно прямолинеен.

Бекас иногда далеко не подпускает собаку и вообще очень строг. Дупель лежит под стойкой чрезвычайно крепко и иногда под самым носом у собаки.

Бекас, как правило, снимается с громким криком, часто продолжая подавать голос и на полете. Дупель молчалив и только изредка, вспархивая, тихонько крякнет,- „зафурчит", как говорят охотники.

Бекас, слетев и описывая свою дугу, забирается подчас чуть не в поднебесье. Дупель при подъеме редко поднимается над землей выше полутора метра.

Бекас юрок, подвижен и не прочь вообще полетать, посещая самые разнообразные места и нередко встречаясь, как и прочие кулики, по илистым берегам рек и озер. Дупель, чрезвычайно ленив и медлителен, редко бывает где-либо вне мест своего постоянного обитания и никогда не появляется на чистых, без травы, участках земли.

Бекас хотя и жиреет к осени, но сравнительно мало. Дупель перед отлетом буквально заплывает салом настолько, что у убитого при падении на землю часто трескается кожица на груди и на хлупи.

Бекас не может жить без воды и грязи, держась преимущественно в топких болотах. Дупель предпочитает чуть потные, суховатые луговые ложбины и почти никогда не бывает у воды.

Наконец, бекас остается у нас до снега и даже после его выпадения. Дупель скрывается очень рано и отлетает на зимовку далеко за пределы СССР, в Африку, не задерживаясь, подобно бекасу, в низменностях теплого Закавказья.

Охота на дупелей начинается с августа и заканчивается, глядя по району, во второй половине сентября. К концу сентября дупелей обычно уже нигде не остается.

Искать их надо на широких луговых, отнюдь не мокрых, а тем более не топких болотах. На последних дупеля, за отсутствием более подходящих мест, держатся по закрайкам, там, где подкошена трава и нет еще большой сырости. Часто в мокрые годы попадаются они и у полей, особенно овсяных, и даже по опушкам мелколесья и кустарниковых зарослей.

Там, где найден хоть один дупель, всегда надо тщательно обыскать все окрестные кочки и кустики трав. В одиночку дупеля не сидят, и обыкновенно где-нибудь поблизости есть еще два-три, а то и целый пяток.

Как уже сказано, лежат под стойкой дупеля очень крепко, собаку подпускают близко, а летят, хотя и быстро, но совершенно прямо. Поэтому стрелять их очень легко. Надо только не спешить с выстрелом, и лучше давать дупелю отлетать шагов на 30-40, чтобы не разбить его, да и не промахнуться второпях.

Дробь для них идет та же, что и по бекасам,-№ 10.

Гаршнеп

Меньше гаршнепа среди дичи, кажется, и нет никого,- разве только крошечный куличок-воробей. Но по всем статьям своим гаршнеп очень мало отличается от бекаса, и лишь клюв и ноги у него значительно короче. В ощипанном виде это - комочек, который едва ли не целиком можно положить в рот.

Специальной охоты по гаршнепам не существует. Стреляют их вместе с другой болотной дичью, так как и держится гаршнеп обычно там же, где бекас, выбирая, однако, самые грязные и топкие места болота.

Стойку он выдерживает прекрасно, лежит под ней чрезвычайно крепко, под самым носом у собаки, а летит не быстро и почти прямо. Стрелять его несравненно легче, чем бекаса.

Держится у нас гаршнеп до самых заморозков, дольше всей другой болотной дичи.

ПО ТЕТЕРЕВИНЫМ ВЫВОДКАМ

Дважды в день,- рано утром и когда уже начинает клониться к западу солнце,- тетеревиные выводки, покидая тенистые заросли леса с густым травяным подседом, где они обычно держатся, выбираются жировать на открытые чистины, на поляны, на ягодники. Здесь проголодавшиеся тетеревята широко разбегаются в поисках корма, оставляя всюду следы своих набродов. Это время и является лучшим для стрельбы их из-под легавой.

Выходить на охоту надо с восходом солнца, если только нет сильной росы. В противном случае лучше обождать, пока несколько пообсохнет: в очень росистое утро выводки позже выбираются на кормежку, особенно если тетеревята еще недостаточно подросли. Кроме того, и собаке работать по сильной росе гораздо труднее.

Продолжается утреннее поле часов до 9-10, в зависимости, главным образом, от погоды, так как с наступлением зноя выводки укрываются от него в крепкие места леса, где находить их не просто, да и стрелять очень неудобно.

Возобновлять охоту можно не раньше 4, а лучше с 5-6 часов дня. Заканчивается она с приходом сумерек.

В прохладные пасмурные дни тетеревята от зари до зари кормятся на чистых, мало заросших местах, и в такую погоду можно охотиться весь день, без перерыва на жаркие часы.

Искать выводки в августе надо прежде всего на ягодниках или вблизи ягодников, считаясь при этом с тем, какая именно ягода поспела в данное время и в данной местности. Держатся выводки и около полей, а также на вырубах и лесных покосах, покуда еще не убрана трава.

При розыске выводков самому охотнику всегда следует итти у края опушки или зарослей, пуская собаку по чистым местам: такой тактикой преграждается дорога тетеревятам, которые склонны удирать от преследования в сторону леса. Туда же обычно они летят, будучи подняты на крыло.

Обходя угодья, надо внимательно присматриваться к земле. На ней нередко удается обнаружить следы пребывания бродящего где, либо поблизости выводка, на который еще не наткнулась собака. Следы эти бывают самые разнообразные. Так, на траве, особенно при наличии росы, остаются от набродов тетеревят ясно видимые полоски, выделяющиеся своим зеленым цветом на общем серебристом фоне всей остальной растительности. На песчаных местах можно найти ямки, в которых копались или, как говорят охотники, пурхались птицы. Наконец, попадаются выпавшие перышки, а также и помет. Во всех таких случаях обязательно надо показывать найденное собаке, которая нередко вслед затем доберется по следам и до самого выводка.

При розыске тетеревят очень важно сообразовать свое движение с ветром. При малейшей к тому возможности надо итти в таком направлении, чтобы собаке приходилось искать против ветра или по крайней мере чтобы он дул ей в бок. Тогда работа ее значительно облегчается.

Напирать на найденный выводок, торопя собаку с подводкой, невыгодно. В этом случае тетеревята от усиленного их преследования соберутся на бегу в одну кучу и поднимутся на крыло сразу всем выводком, давая возможность сделать только один дуплет. После этого их придется снова разыскивать в другом месте, куда они перелетят.

Если же к выводку подходить исподволь, без спешки, сдерживая горячую собаку, тетеревята, разбегаясь в стороны, западают один за другим в подходящих местах, и их легко находить и поднимать поодиночке, что гораздо добычливее.

Из-под собаки, посланной со стойки, почти во всех случаях первой (всегда с квохтаньем) срывается старка, одна или иногда с несколькими молодыми.

Необходимо раз навсегда усвоить привычку никогда не стрелять по старке от выводка. Это - в прямых интересах не только охотничьего хозяйства вообще, но и данного охотника в частности. Во-первых, старка, как добыча, не так уж интересна: молодые гораздо нежнее и вкуснее исхудалой старой птицы. Во-вторых, если тетеревята не достаточно еще взматерели, то выводок после отстрела матки, почти как правило, целиком гибнет, будучи еще слишком беспомощным в трудной борьбе за существование в лесу. Наконец, убивая старку, охотник сам себя лишает охоты на будущее время, так как эта старка и на следующий год обязательно вывела бы в этих самых местах. Поэтому надо ее щадить. Стрельбы будет и так достаточно: в выводке бывает обычно не меньше 4-5 и да 10-12 тетеревят в удачные годы.

Вслед за старкой (одной или с первой частью молодых) поднимаются с некоторыми перерывами остальные тетеревята, и поэтому, выстрелив, следует поторопиться зарядить ружье, чтобы оно в каждую секунду было готово к действию.

Если даже выводок поднялся весь сразу, как это иногда кажется, охотнику, все же нужно тщательно обыскать место подъема, так как против ожидания нередко удается обнаружить здесь еще одного-двух затаившихся молодых. Происходят такие случаи потому, что тетеревята лежат под стойкой очень крепко, и подчас только усиленное шарканье ногой по траве под самым носом собаки может заставить их подняться на крыло.

За переместившимся выводком не надо торопиться итти. Ткнувшись после небольшого перелета куда-нибудь в куст или траву, он долго сидит, не давая следа, и поэтому причуять его, особенно в безветренную погоду, собаке трудно. Минут через 15-20 тетеревята успокаиваются, начинают расходиться в поисках корма, и, появившиеся в результате этого наброды упрощают и облегчают работу собаки.

Кстати сказать, и для нее полезен такой небольшой перерыв в охоте: собака успокоится и несколько отдохнет.

Стрельба молодых тетеревов более чем проста. Летят они прямо, и не быстро, так что при отсутствии горячности промахи здесь могут быть почти совсем исключены. Но дело несколько осложняется обстановкой: сплошь и рядом стрелять приходится в кустах, где отпустить птицу нельзя, чтобы вовсе не потерять ее из вида. Выстрел на 10-15 шагов на этой охоте - очень частая вещь а при том кучном бое ружья, какого старается добиваться пристрелкой большинство охотников, попадать в летящую мишень, да еще сравнительно небольшую, на таком расстоянии вовсе не просто. С другой стороны, и удачное попадание влечет за собой свои неприятности: птица бывает не только убита, но обыкновенно и разбита, благодаря слишком короткой дистанции.

Чтобы избежать всего этого, нужно, во-первых, никогда не торопиться стрелять, отпуская птицу шагов на 30-35, если есть к тому малейшая возможность: на этом расстоянии попасть гораздо легче, чем вблизи. Во-вторых, в августе нужно брать на тетеревов (да и вообще на все охоты из-под легавой) дробь не крупнее № 7 (2,50 мм), а лучше № 9 и 8. И в-третьих, ружье должно быть специально пристреляно для этих охот так, чтобы на расстоянии 30-35 шагов давать тот же бой, какой при обычной снарядке оно дает на 50-55 шагов. Подробные указания, как этого добиваться, даны на стр. 176.

Охота с легавой по молодым тетеревам, начинаясь в августе, продолжается до второй половины сентября и даже до последних его чисел, глядя по району. Но в сентябре, конечно, она несколько видоизменяется в соответствии с возрастом тетеревов. Подросшие выводки гораздо шире разбредаются на кормежке, под стойкой лежат уже не так крепко и не под самым носом у собаки, а будучи подняты на крыло, делают более дальние перелеты. В это время тетеревята вообще становятся строже и потому требуют более крупных номеров дроби: 7 и даже 6 в левом стволе.

К концу сентября молодых тетеревов ни по величине, ни по оперению нельзя отличить от старых. Разбредаясь все шире и шире на утренних и вечерних жировках, они привыкают жить самостоятельно, и скоро выводки разбиваются.

С наступлением этого периода охота по ним с легавой заканчивается.

ЗА ГЛУХАРЯТАМИ С СОБАКОЙ

Глухариные выводки, как и тетерева, утром и вечером выбираются из крепи для кормежки на более открытые места. В это время их и следует разыскивать, выходя на охоту с восходом солнца, делая перерыв на жаркую пору и возобновляя поиски часов около пяти дня.

Чаще всего выводки держатся в районах токов, но нередко встречаются и в других местах, подходящих для жизни этой птицы. Такими местами являются окрайки обширных болот, небольшие покосы, вкрапленные в гущу сплошного леса, опушки вырубов и лесосек,- вообще стык двух разнородных по своему характеру лесных угодий.

В гористой местности выводки глухарей охотно держатся на длинных пологих склонах, заросших мелким кустарником, но примыкающих к большому лесному массиву.

Глухари, как и все куриные, очень любят пурхаться в сухой, особенно песчаной, земле, освобождаясь таким путем от паразитов. Поэтому нередко можно найти выводок в непосредственной близости от лесной дороги.

Как правило, однако, глухариные выводки по сравнению с тетеревиными, предпочитают держаться в местах значительно более крепких и затененных, и притом преимущественно если не в самом болоте, то непосредственно около него. Для тетерева наличие высокого леса вовсе необязательно. Для глухарей же такой лес необходим, так как даже маленькие глухарята, будучи подняты на крыло, нередко рассаживаются по деревьям, а не опускаются после перелетов в траву или кусты.

Техника и приемы производства охоты с легавой на глухарей ничем не отличаются от такой же охоты по молодым тетеревам. Необходимо только иметь в виду, что, в противоположность тетерёву, глухарь весьма склонен удирать от собаки, сделавшей по нему стойку, и обычно поднимается на крыло, уже несколько отбежав от того места, где первоначально запал. Это, конечно, горячит собаку, и молодая, еще неопытная и недостаточно выдержанная легавая часто приобретает привычку посовываться. За этим, разумеется, необходимо следить.

Кроме того, если найден уже переместившийся глухаренок, то он обыкновенно сидит так крепко, а поднимается из-под носа собаки так медленно и неуклюже, что последней нередко овладевает искушение поймать неповоротливую тяжелую птицу. Эти попытки, если бы они были проявлены, необходимо сразу же беспощадно пресечь, так как два-три таких случая могут совсем испортить легавую.

Склонность глухарят рассаживаться после подъема по деревьям настолько велика, что к концу августа редкий выводок перемещается на пол. Поэтому, за бесполезностью в этих случаях легавой, можно охотиться по молодым глухарям с лайкой, которая всех рассевшихся быстро найдет, осторожно будет облаивать и даст возможность охотнику подойти на верный выстрел.

Молодой глухарь хорошо выдерживает облаиванье и, чувствуя себя в безопасности, крепко сидит на дереве. Тем не менее подходить к нему следует осторожно, скрадывая птицу из-за прикрытия, так как при виде человека она сейчас же снимается и перелетает.

Охота с легавой по глухариным выводкам кончается, в сущности, уже во второй половине августа, но с лайкой может продолжаться почти до конца сентября.

Не взирая на свои крупные размеры, молодые глухарята не крепки на рану. Лучшей дробью при охоте на них с легавой будет № 7, а попозднее для левого ствола - № 6.

При охоте с лайкой, когда стрелять приходится несколько дальше, да и выводки уже взматереют, лучше перейти на № 6 и 5.

ПО БЕЛЫМ КУРОПАТКАМ С ЛЕГАВОЙ

Белая куропатка живет, главным образом, по моховым болотам, а там, где таких болот нет, в зарослях мелкого лиственного кустарника, особенно ивняка и березника, предпочитая в последнем случае места с влажной, болотистой почвой.

В таких же местах держатся и выводки белой куропатки в течение августа и сентября, после чего начинают уже сбиваться в стайки и с половины октября перебираются в заросли тальника и ракитника.

Выводки белой куропатки обычно бывают очень многочисленны по количеству молодых: от 10 и до 18-20 штук в одном. Охота за ними может производиться весь день, но лучшее поле бывает все-таки утреннее, с восходом солнца и часов до 10 дня. Позже и собаке работать много труднее, да и сам охотник обычно очень устает, особенно в моховом болоте, ходьба по которому в летнее время чрезвычайно утомительна.

Белая куропатка очень пахуча, и собака, причуяв, ведет по ней особенно горячо. Прихваченный выводок, предводимый старкой, принимается, как правило, удирать пешком, а старик, так называемый барабанщик, который всегда находится при молодых (в противоположность тетеревам и глухарям), обыкновенно пытается отвести собаку от семьи в сторону, применяя для этого разные ухищрения. Часто с первой же потяжкой собаки уже бывает слышен его характерный предостерегающий металлический крик, который трудно смешать с голосом какой бы то ни было другой птицы.

Убегающий выводок редко западает, пока он в сборе, непрестанно продвигаясь все дальше и дальше от собаки. Поэтому и собака предпочтительна на этой охоте напористая, с быстрой подводкой, не склонная к той тугости, которая вообще нежелательна, а здесь может испортить все дело. Точно также не должна собака и замирать на стойке там, где приостанавливался на минуту удирающий выводок, так как тем временем куропатки успеют убежать очень далеко.

Поднимается выводок белых куропаток очень скученно, с треском и громом, фейерверком разлетаясь в разные стороны и ошеломляя охотника произведенным грохотом. Это подчас вызывает у неопытного стрелка растерянность, и он принимается тыкать стволами во все стороны, ловя на мушку разлетающихся птиц иногда до тех пор, пока удобный момент для выстрела не будет упущен.

Следует не отвлекаться рассматриванием мелькающих всюду белых маховых перьев крыла, а быстро наметить перед собой пару летящих, по которым и стрелять дуплетом.

После выстрела нужно следить не за падающими,- это всегда делает собака, которая и поможет найти убитых,- а за направлением, по какому полетели остальные. Обычно они при этом описывают длинную дугу, в конце которой опускаются снова на землю. Манеры уходить пешком от места спуска у белых куропаток нет: где ткнулся поднятый выводок, там его и можно будет найти.

Разбитый выстрелами выводок рассыпается, и каждая отдельная куропатка, западая в подходящем местечке, выдерживает очень, хорошо стойку, поднимаясь обычно из-под самого носа собаки.

Стрельба молодых белых куропаток из-под легавой не трудна, особенно на чистых, открытых местах, как это всегда бывает в моховом болоте. Но она требует от охотника самообладания: не следует смущаться оглушительным грохотом, какой производит поднимающийся большой выводок, и картиной мелькания в воздухе сразу многих и многих птиц, разлетающихся по всем направлениям. Иначе, не взирая на легкость этой стрельбы, она нередко заменяется бестолковой, невыдержанной пальбой, при которой промахи, конечно, неизбежны.

Дробь № 9 и 8 вполне хороша до сентября месяца, после чего надо перейти на № 7 уже до конца сезона.

Белая куропатка - неважная добыча в кулинарном отношении: она всегда суховата и как-то безвкусна, не в пример остальной лесной дичи. Однако своеобразная красота самой птицы, оригинальность ее подъема на крыло и страстная работа собаки по белым куропаткам делают охоту за ними очень интересной.

ЗА ДРОФАМИ С ЛЕГАВОЙ

Дрофиный выводок невелик. Как правило, он, кроме старки, состоит только из двух и лишь в редких случаях из трех-четырех молодых.

Ранней зарей, еще по росе, выводки жируют на более или менее чистых, свободных от густой и высокой поросли местах. Здесь легче находить кузнечиков, кобылок, ящериц и все прочее, что составляет в этом сезоне повседневную пищу дрофы. Но по мере того, как всплывающее солнце начинает все сильнее и сильнее припекать, выводок подвигается к тем или иным обычным в данном районе посевам.

С наступлением жары дрофы перестают кормиться и забиваются в хлеба или в заросли высокого бурьяна. Тут, распластавшись на земле, которую они предварительно разгребают лапами, чтобы удалить верхний уже нагревшийся слой, прижавшись грудью к вырытой таким образом ямке и широко распахнув крылья, птицы проводят знойные часы дня.

В первое время лежат они довольно сторожко и, будучи потревожены, снимаются охотно, быстро, всем выводком сразу. Но к полудню разморенные птицы облеживаются и тогда не только близко подпускают собаку, но не взлетают даже и от вплотную подошедшего охотника.

Такие повадки дроф дают возможность охотиться за ними с легавой двумя способами.

Можно выходить очень рано, еще до зари, с таким расчетом, чтобы к тому времени, когда станет светло, уже быть в местах, где обычно жируют выводки. Так как кормятся они преимущественно на чистинах, где травы не так высоки, то нередко сам охотник еще издали замечает старку, голова которой, благодаря крупным размерам птицы, обыкновенно возвышается над уровнем растительности.

Обнаружив выводок, надо итти прямо к нему. В это время года птицы, заметив охотника, не слетают. Наоборот: стремясь укрыться от него, они немедленно залегают, плотно прижимаясь к земле и вытягивая вдоль ее свои длинные шеи.

При приближении охотника старка пытается отвести его от молодых. Она поднимается на ноги и бежит, иногда даже взлетает, чтобы сейчас же снова опуститься, притворяется не могущей уйти от преследования и вообще проделывает все то, что всегда выкидывает всякая матка, стремясь отвлечь от своих детей.

Стрелять ее не следует. Как добыча, старая, обычно худая в это время дрофа интереса не представляет. Кроме того, потеряв мать, молодые обыкновенно тоже погибают, если даже не попадут в сумку к охотнику. Наконец, случается и так, что, погнавшись за старой дрофой, охотник увлекается преследованием и вернувшись к выводку, может уже не найти успевших тем временем удрать молодых.

Поэтому, предоставив свободу старке изощряться в ее хитростях, надо послать собаку на поиски дрофят, которых она быстро обнаружит и по которым сделает стойку.

Но это еще не значит, что после посыла собаки вперед молодые дрофы поднимутся и останется только стрелять их в лет. Часто дрофята, особенно еще не взматеревшие, совсем не поднимаются на крыло в эти часы и в этом положении. Тронутые из-под стойки собакой или самим охотником, они с необыкновенной быстротой убегают. Делают они это не по прямой, а непрестанно меняя направление и выписывая линией своего бега извилистую, ломаную кривую.

В траве их почти совсем не видно, и только качающиеся верхушки стеблей отмечают путь удирающего юркого дрофенка.

Стрелять его в такой обстановке совершенно невозможно. Поэтому, когда собака сделает стойку, надо быстро зайти вперед, чтобы молодая дрофа в результате такого маневра очутилась между человеком с одной и собакой с другой стороны. Тогда она поднимается на крыло, делая это медленно и неуклюже, а поднявшись, летит тяжело и прямо.

Стрельба по этой крупной мишени настолько проста и производится обычно на такой небольшой дистанции, что, не взирая на размеры птицы, вполне достаточно дроби № 6, так как к тому же молодые дрофы очень не крепки на рану.

Другой способ стрельбы дроф из-под легавой состоит в том, чтобы выходить на охоту уже около полудня. В это время выводки, как сказано выше, пережидают зной где-либо в посевах или высоком бурьяне. Далеко вглубь они не забираются, западая обычно поближе к краю хлебов или зарослей. Здесь их и находит собака.

Лежат под стойкой молодые дрофы необыкновенно крепко, до того, что в буквальном смысле этого слова позволяют взять себя руками. Стрельба их, разумеется, чрезвычайно проста, и главная трудность этой охоты состоит в том, чтобы найти дроф, так как в такие жаркие часы и собаке работать, и самому охотнику ходить очень тягостно.

Поэтому охота с легавой около полудня имеет смысл только по таким местам, относительно которых определенно известно, что они являются пристанищем выводков на жаркие часы дня.

Охотясь в это время, нередко случается наткнуться и на старого дрофича. Они тоже в зной забиваются на лежку в заросли и посевы с той только разницей, что располагаются обычно не так близко к окраине. Несмотря на крайнюю свою сторожкость, дрофичи в это время прекрасно выдерживают стойку собаки, а охотника подпускают на самый близкий выстрел, хотя, конечно, лежат и не так необычайно крепко, как молодые.

На охоте с легавой много дроф не убьешь не только потому, что их сравнительно мало или трудно находить, но и потому, что птица эта, будучи самой крупной пернатой дичью нашей страны, очень тяжела. Нормальный вес дрофича, или дудака, как часто их называют, от 10 до 12 кг, а попадаются старые самцы и до 16 кг. Но и дрофа тоже не легка, так как обычно тянет не менее 4 кг. Вполне понятно, что с такой добычей за плечами ходить в знойный день по открытым местам очень тягостно, и потому одним найденным выводком (не говоря уже о случайном дрофиче) охота на данный день исчерпывается.

Кроме того, дрофа, а особенно молодая, чрезвычайно быстро портится от жары. Убив дрофу, лучше всего ее тут же выпотрошить и уже в таком виде нести домой.

В отношении старого дрофича не мешает еще помнить, что, будучи подранен, он может серьезно покалечить собаку, если бы она на него бросилась, ударом своих мощных крыльев и очень сильного клюва. Поэтому позволять собаке приближаться к такому дрофичу нельзя.

Охота за дрофами с легавой, начинаясь с первого дня открытия сезона, заканчивается к тому времени, когда выводки, достаточно взматерев, постепенно сбиваются сначала в небольшие, а потом и в довольно значительные табуны.

С ЛЕГАВОЙ ПО СТРЕПЕТАМ

Стрепет - житель нетронутой степи, по преимуществу ковыльной. Только там, где сохранились участки неподнятой целины, держится эта интересная дичь.

Не в пример родственной ему дрофе, стрепет никогда не выводит в посевах. Гнездится он исключительно в девственной степи. В ней и надо, охотясь с легавой, искать выводки стрепетов по таким местам, где достаточно густая растительность обеспечивает надежное укрытие молодым.

Лучшим временем для такой охоты являются наиболее жаркие часы дня. В эту пору, т. е., примерно, с полудня и пока не спадет зной, стрепета, подобно дрофам, залегают где-либо в густой степной поросли и лежат там необыкновенно крепко, вплотную подпуская собаку.

Первой из-под стойки всегда поднимается старка, иногда с одним-двумя молодым. Срывается она с характерным криком, весьма напоминающим придушенный хохот, от которого и происходит украинское название этой птицы „хохотва". По крику, кстати сказать, можно безошибочно определить, что поднялась именно старка от выводка, так как холостые курочки, а также самцы, срываются из-под стойки, производя только своеобразный дребезжащий и отчасти свистящий звук, но всегда без „хохота".

Старка стрепета, как и дрофа, нередко притворяется не могущей лететь и, то и дело опускаясь на землю, пускает в ход все те хитрые уловки, к каким прибегает каждая птица, чтобы отвести опасность от детей.

Стрелять старку не следует в интересах охотничьего хозяйства. Не надо, впрочем, этого делать и в интересах самого охотника, так как, пока он будет заниматься старкой, находящийся обычно при выводке самец успеет незаметно увести молодых.

Последние поднимаются на крыло неохотно. Один-два из них взлетают иногда, как сказано выше, вместе со старкой, а чаще выводок просто разбегается во все стороны. Чтобы перехватить следы таких разбежавшихся, необходимо обойти с собакой все это место по довольно широкому кругу. Отбежав полсотни шагов, молодые снова западают уже поодиночке и тогда лежат чрезвычайно крепко, нередко под самым носом у собаки.

В выводке бывает обыкновенно не менее 3 и не более 6-7 молодых, чаще всего 4. Однако случается подчас, что их оказывается десяток и даже полтора. Объясняется это тем, что несколько выводков успели уже сбиться вместе.

Хотя охота по стрепетам в самые жаркие часы дня и является наиболее добычливой, рекомендовать ее все же нельзя. В тех краях, где гнездится стрепет, зной в это время бывает настолько велик, что всякая ходьба не только чрезвычайно утомительна, но и сопряжена с риском подвергнуться солнечному удару. Кроме того, нельзя забывать и о собаке, которой приходится работать в исключительно трудных условиях, на открытых местах, под отвесными палящими лучами полуденного солнца. В такой обстановке даже тренированной и выносливой собаке совершенно необходимы частые передышки и возможность не только напиться, но и выкупаться. А там, где держится стрепет, воды в природе обычно не бывает.

Несравненно разумнее охотиться с легавой только ранним утром, начиная с рассвета и пока не станет сильно припекать. Можно и вторично выходить, уже ближе к вечеру, когда спадет жар. В эти часы, правда, охота может быть не так добычлива, потому что выводки не всегда хорошо выдерживают стойку. Некоторые из них, уже успевшие взматереть, могут даже и вообще не подпустить на выстрел. Но зато охота не будет сопряжена с той непомерной затратой сил, которая удовольствие обращает в мучение, а полезный и увлекательный спорт - в бессмысленный подрыв здоровья спортсмена.

Стрелять стрепетов не трудно. Летят они хотя и очень быстро, не совершенно прямо и притом в высшей степени своеобразно. На полете стрепет как бы дрожит, как бы трепещет в воздухе, необыкновенно часто взмахивая крыльями и производя ими свистящий и вместе с тем дребезжащий звук. Вероятно, за этот полет стрепета в некоторых местах (особенно в Казахстане) и называют еще „трясучкой."

Дробь № 6 и во всяком случае не крупнее № 5 будет самой подходящей для стрельбы стрепетов из-под стойки.

Охота за ними с легавой, начинаясь обычно с 1 августа, в этом же месяце и кончается, так как уже во второй его половине молодые начинают соединяться в небольшие табунчики и с этого времени перестают выдерживать стойку собаки.

ПО ПЕРЕПЕЛАМ С ЛЕГАВОЙ

Специальной охоты по перепелам в средней и северной полосах нашей страны не существует. Практикуется она, главным образом, в районах южных степей, где и перепелов несравненно больше, и местность по характеру своему гораздо удобнее для обитания этой дичи и охоты за ней.

У нас перепел держится исключительно в хлебных полях и значительно меньше и реже - по лугам, тщательно избегая каких бы то ни было кустарников. Особенно предпочитает он посевы проса, после него - гречихи. В них обычно всегда можно найти перепелов.

Охотиться за ними с легавой надо после уборки яровых. В это время перепела держатся частью по жниву, а частью вокруг полей по окружающим их некошеным лугам, по сорнякам и вообще всюду, где поросль достаточно высока, чтобы дать птице укрытие от многочисленных врагов.

Жируют перепела главным образом вечером, ночью и на заре. Днем они лежат на месте, почти совсем не давая набродов. Поэтому собака должна иметь порядочное чутье, чтобы прихватывать неподвижно сидящую где-либо в траве небольшую птицу.

Стойку перепел выдерживает прекрасно и лежит под ней очень крепко, особенно ближе к осени, когда эти птицы чрезвычайно жиреют. Летят они хотя и довольно быстро, но совершенно прямо, так что стрельба их не представляет никакого труда. Совершенно необходимо не бить перепела сразу на подъеме, а обязательно отпустить его не менее, как на 25-30 шагов. Тогда и выстрел бывает выдержаннее, вернее, и попадать в такую маленькую мишень легче, так как убойный круг становится шире. Все промахи по перепелам объясняются исключительно преждевременной стрельбой на слишком близких расстояниях.

Номера дроби от 10 до 8 будут самыми подходящими для этой охоты.

Кончается она с отлетом перепелов на зимовку. Исчезают они в средней и северной полосе не сразу, а постепенно, начиная уже с августа и окончательно пропадая в сентябре. Но в южных районах перепела держатся значительно дольше, и там их можно стрелять почти до конца октября.

СТРЕЛЬБА КУЛИКОВ

Кулики у нас не в почете. По куликам даже не охотятся. Их только изредка стреляют попутно, на охотах за другой дичью, а чаще вообще не удостаивают выстрелом, относясь к ним, примерно, так же, как к дроздам или скворцам: „Птица, конечно, съедобная, но все-таки не дичь".

Поэтому охотники в массе очень плохо разбираются в куликах, совсем не знают названий многих видов и, случайно убив несомненного по всем признакам кулика, в большинстве случаев не могут даже определить, кого же собственно пришлось застрелить. А под общим именем просто „куликов" понимается обыкновенно все то небольшое и голенастое, на длинных ножках и с довольно длинным клювом, что бродит табунчиками по берегам рек и озер или попадается при охотах на болоте.

Только чибисов да кроншнепов хорошо знают охотники, потому что очень уж эти птицы заметны и отличны среди прочей куличьей братии.

Такое отношение к куликам и неправильно и несправедливо. Отрад куликов, насчитывающий во всем свете около 300 видов и подвидов, в СССР является самым многочисленным, и это именно он дает таких интереснейших с охотничьей точки зрения птиц, как бекасы, дупеля, гаршнепы и вальдшнепы.

Но и все остальные наши кулики, которых в европейской части страны и на Урале наберется до полусотни видов, вкусом и питательностью своего мяса не уступают любой другой дичи, а охота за ними хотя и является довольно простой, но все же может дать много удовольствия и немало интересных минут.

Подробно познакомиться с нашими многочисленными куликами и их биологией можно по капитальной работе покойного академика М. А. Мензбира „Птицы России", где куликам посвящено» свыше 200 страниц первого тома этого объемистого труда. А определить любого убитого кулика теперь очень легко, имея превосходную книгу С. А. Бутурлина „Кулики, чайки, чистики, рябки и голуби" (Москва, КОИЗ, 1934, стр. 254, цена в переплете 9 руб.). Пользование этим определителем по своей простоте доступно всякому охотнику.

Под сборным названием „куликов" чаще всего разумеются, главным образом, представители рода Totanus. Из них в большинстве местностей наиболее обыкновении турухтаны, перевозчики, черныши, фифи, поручейники, большие улиты, травники и щеголи.

Из других родов нередок кулик-сорока, который держится почти исключительно по песчаным берегам больших рек, и решительно всюду встречается всем известный чибис, или пиголица.

На всех этих куликов, кроме сороки, охотиться можно тремя способами.

Простейший из них - стрельба с подхода по берегам рек и озер где обычно, начиная с августа, кулики держатся чаще всего небольшими табунчиками. Там, где их не преследуют, они легко подпускают на выстрел, а нередко и сами налетают на идущего поберегу охотника.

Гораздо интереснее и прибыльнее охотиться за куликами на местах их ночевок, куда они начинают слетаться с вечера, как только зайдет солнце. Такие места бывают двух типов.

На реках и речках излюбленными ночевками куликов служат небольшие мелкие заводины и заливчики с песчаными, а еще лучше слегка илистыми берегами, а также попадающиеся в подобных местах ямины с оставшейся в них полой водой.

На озерах кулики ночуют преимущественное местах с отлогими грязными берегами, не заросшими травой. Но особенно любят они небольшие, очень мелкие баклушки, начинающие высыхать, как это нередко происходит к концу лета. Если у такой бакалдинки: уже обнажилась прилегающая к берегу часть дна, то на илистую ее грязцу вечерами всегда слетается много куликов.

Здесь и следует садиться на вечерянку, спрятавшись где-либо поблизости в кустах или даже устроив искусственное прикрытие из подручного материала.

В теплый летний вечер это ожидание у воды полно своеобразной прелести. Там, где куликов вообще много, прилет их начинается едва только сядет солнце. Первыми оказываются обыкновенно черныши и травники. Более крупные виды прилетают позднее, а уже затемно нередки случаи, когда на такие места являются и совсем неожиданные гости - бекасы.

О своем прибытии каждый кулик обыкновенно оповещает еще издали, так что, зная голоса отдельных видов, можно заранее определись, кто именно сейчас прилетит к засаде. Голоса всех куликов чрезвычайно мелодичны, и их нежное посвистывание в тишине вечерней засыпающей озерины создает обстановку, полную непередаваемой прелести.

Эти охоты бывают наиболее интересны и удачны на маленьких озерах среди заливных лугов пойменной стороны больших рек.

Вообще надо сказать, что хорошая охота за куликами неразрывно связана именно с большими реками. По их долинам куликов всегда держится больше, чем в других частях страны. Здесь же лежат и пути пролета куликов, на которых можно еще охотиться третьим, самым добычливым способом - с профилями.

Весь куличий народ необыкновенно общителен, далеко оставляя в этом отношении даже нырковых уток. Завидев где-либо на берегу табунчик товарищей, всякая пролетающая мимо стайка обязательно к ним подсаживается.

Поэтому, если выставить на подходящем месте чучела куликов, особенно во время пролета, когда всюду по берегам появляется множество табунчиков этих голенастых путешественников, стайки их будут неизменно присаживаться под выстрел спрятавшегося по близости охотника.

Но в чучелах, которые и дороги и громоздки, особой надобности нет. Их вполне заменяют дешевые и легкие профили, вырезанные точно по контуру нужного вида куликов из тонкой жести или фанеры. Такие профили необходимо раскрасить, хотя бы и грубо, пользуясь в качестве натуры убитым куликом. Смастерить их очень легко самому.

Теоретически для каждого вида куликов надо бы делать и соответствующие профили. Но практически дело обстоит проще. Почти все кулики охотно подсаживаются не только к своим, так сказать, братьям, но и к любым „родственникам", так что, имея профили, например чернышей, можно с успехом приманивать и все другие виды куликов этого рода.

Профили ставятся на маленьких колышках, изготовляемых так, как это описано на стр. 27. Расставлять их следует в таком порядке, чтобы к любой стороне часть профилей была обращена боком, а не ребром. Профилей надо брать не менее 20-30.

Стрелять куликов лучше всего в тот момент, когда налетевшая стайка собирается садиться. В это время на дуплет можно взять несколько штук. Если же дать куликам сесть, то они в ту же секунду разбегаются, и стрелять придется только по одиночке или в лучшем случае по парочке.

На всех охотах и за всеми куликами лучшей дробью будет №8.

С ПОДХОДА ПО УТКАМ

К началу сезона охоты утки так называемых „благородных" пород (не нырковые) в большинстве районов уже поднимаются на крыло, но держатся еще выводками. День они проводят обычно в водяных и болотных зарослях или на земле в прибрежных кустах тальника, в камышах и другой растительности, а на рассвете и перед темнотой любят поплавать на открытых чистинах.

В это время охотиться на них можно с подхода одному или с собакой, в зависимости от чего будут стоять и самые приемы охоты.

Без собаки необходимо выходить как можно раньше, едва только станет светло, и тихо итти по берегу, скрываясь за кустами, если они есть. При этом нужно внимательно разглядывать впереди себя участки свободной воды, особенно в прибрежной их части, где обычно и плавают выводки, редко выбирающиеся на середину водоема.

Заметив уток, подбираться к ним надо очень осторожно, пользуясь прикрытиями и по возможности бесшумно, так как и зрение и слух у этих птиц развиты почти одинаково хорошо.

Стреляя плавающих уток, всегда нужно выцеливать более дальних, так как в этом случае сноп дроби обычно захватывает и находящихся ближе к охотнику по линии выстрела. Кроме того, при такой системе можно с лучшими результатами использовать второй ствол по взлетающим птицам.

Когда солнце уже поднимется, молодую утку редко удается, увидеть на чистой воде. В такие часы лучше бродить по травянистым, но залитым водой глубиной по колено, а иногда и по пояс, болотам, по обширным площадям затопленной осоки или не густого камыша. Сидящие здесь утки, разморенные жарой, подпускают обычно очень близко и тяжело поднимаются, нередко с громким кряканьем, не дальше 20-30 шагов. Стрельба их в этих условиях очень проста, и все то, что бито наповал, будет в сумке охотника. Зато подранков без собаки здесь не найти: подстреленная утка в траве с водой скрывается бесследно.

По этой причине и еще потому, что далеко не везде можно найти такие удобные для описанного способа места, охота за молодыми утками гораздо интереснее, легче и добычливее, если она производится со специально натасканной собакой.

Задачи этой собаки совершенно иные, чем у обычной легавой. Роль ее сводится к тому, чтобы найти утку и, не делая по ней стойки, или выжить из зарослей на чистую воду или заставить подняться на крыло. Кроме того, такая собака должна быть обязательно приучена разыскивать и приносить подранков, а также безукоризненно подавать по приказанию убитых как из воды, так и на сухом.

С собакой охотиться можно весь день. Охотник, одетый в самый легкий, быстро сохнущий костюм и обутый в поршни или лапти, идет по воде за прибрежными кустами. Собака работает в кустах, на земле, выгоняя с берега на воду найденных уток или заставляя их подниматься на крыло, и таким образом в том и другом случае дает возможность стрелять по птице.

Охотясь с собакой на залитых водой обширных пространствах, поросших разными травами, нужно выбирать такие по глубине места, где она может ходить. Если же собаке все время приходится плавать, борясь при этом с опутывающими ее травами, то она очень скоро устает, отказывается работать и даже может утонуть.

Лучшие места для охоты с собакой по молодым уткам - это небольшие сравнительно водоемы, окруженные зарослями тальника, в которых обычно и таятся днем выводки.

Дробь № 7 будет самой подходящей для таких охот по молодым уткам, но для дальних выстрелов с подхода необходимо иметь несколько патронов с № 5.

ОХОТА ЗА ЛЫСУХАМИ

Эту водяную курицу из отряда пастушковых местами называют почему-то гагарой, хотя, конечно, ничего общего у лысухи с гагарами нет.

Какого-либо специального способа охоты за лысухами не существует. Их стреляют попутно, охотясь на уток, и стреляют притом далеко не все охотники: считается она дичью как бы „второго сорта".

Объясняется это тем, что найти лысуху не трудно, по количеству она бывает весьма многочисленна, если угодья для нее удобны, а стрельба ее чрезвычайно легка. Словом, в охоте на эту птицу очень мало спортивного.

Лысуху нельзя представить себе без камыша: если на водоеме нет камышей, то нет и лысух. Обычно и держатся лысухи где-нибудь по краям камышовых зарослей, куда немедленно скрываются при всякой опасности.

Единственный способ охоты - это тихо пробираться на лодке вдоль стены камышей, а если они редки, то и по самым камышам, и стрелять с подъезда по плавающим тут птицам.

Наиболее подходящей дробью в этих условиях будет № 7 или 6.

К отлету лысухи отъедаются и становятся жирными. Так как на богатых рыбой водоемах они не отказываются и от мальков, то мясо этой птицы может иногда слегка отзываться рыбой, что наблюдается и у некоторых нырковых уток.

Запах этот обычно мало заметен. Однако можно избавиться и от него, если не ощипывать только перья, а снять с лысухи шкурку, как для набивки чучела. В этом случае какой бы то ни было рыбный привкус исчезает. Само же по себе мясо лысухи очень вкусно.

ЗА МЕДВЕДЕМ С ЛАБАЗА НА ОВСАХ

Молодой, начинающий поспевать сладкий овес - одно из любимых летних лакомств медведя.

Если полоска овса посеяна где-нибудь в лесу на полянке или расчищенном вырубе, подальше от жилья, и если поблизости водятся медведи, то немного соберется урожая с этой полоски. Мишка обязательно облюбует ее для своих ужинов и аккуратно будет являться сюда, как только закатится солнце или немного попозднее. Сидя или лежа и подгребая ко рту колосья передними лапами, он таким образом елозит по овсу и за несколько посещений начисто погубит посев, не столько съев, сколько измяв и испортив.

Колосья он не поедает, а только обсасывает их с довольна громким чавканьем и сопеньем.

Если следы пребывания медведя обнаружены на лесной полоске овсов, можно с большой долей вероятия на успех организовать здесь охоту с лабаза. Устройство его описано на стр. 30.

Караулить медведя на овсах надо так, чтобы он, выходя на полоску, не мог заранее причуять человека. Иными словами, сидеть нужно обязательно против ветра. Поэтому для верности надо строить не один, а два лабаза, садясь на тот, который в данный вечер окажется относительно направления ветра в более благоприятном положении. Обычно строят один лабаз по длинной, а другой - по короткой стороне полосы.

Забираться на лабаз приходится довольно рано, во всяком случае до заката солнца, так как нередко зверь является, едва только оно село.

Медведь подходит всегда совершенно бесшумно, так что заранее обнаружить его приближение нельзя. Обычно, выбравшись из леса на опушку у самой полоски, зверь на некоторое время здесь останавливается. Он долго принюхивается и прислушивается, нередко поднимаясь при этом на дыбы, и только убедившись, что все спокойно, выходит на самый овес, садится или ложится и приступает к ужину.

Стрелять медведя надо на возможно короткой дистанции. Поэтому, если он, занимаясь едой, вместе с тем пододвигается к лабазу, следует напустить зверя как можно ближе. Однако чрезвычайно удобным моментом для выстрела являются те минуты, пока медведь еще не сел или не лег. И если он при выходе на овес окажется сразу на подходящем расстоянии, т. е. во всяком случае не дальше 40-50 шагов, то со стрельбой медлить не следует в том случае, когда освещение позволяет как следует выцелить по зверю.

Подкарауливать медведя на овсах не с лабаза, а спрятавшись где-нибудь в кустах, не рекомендуется. С одной стороны, высоко сидящий охотник лучше и скорее видит вышедшего зверя и вернее может его стрелять. С другой стороны, раненый медведь может броситься на охотника, а борьба с освирепевшим зверем в темноте слишком трудна и опасна.

Стрелять медведя можно только пулей. Какие брать пули и как снаряжать ими патроны, указано на стр. 197.

В ОХОТНИЧЬЕМ ХОЗЯЙСТВЕ

ОЧЕРЕДНЫЕ РАБОТЫ В ПРИПИСНЫХ УГОДЬЯХ

  • Организация надзора за выполнением правил охоты участниками хозяйств и борьба со вторжением в угодья посторонних охотников.
  • Ремонт коптилен и тары для засолки водоплавающей дичи.

КАЛЕНДАРЬ ОХОТ

  • Открываются охоты с легавой по болоту (см. стр. 58), по тетеревам (см. стр. 61), по глухарям (см. стр 64), по белым куропаткам (см. стр. 65), по дрофам ч <(см. стр. 67), по стрепетам (см. стр. 69) и по перепелам (см. стр 71).

Начинаются охоты, за утками с подхода и подъезда (см. стр. 74) и на перелетах (см. стр. 90), на куликов (см. стр. 72) и на лысух (см. стр. 75).

Начинается охота по медведю на овсах (см. стр. 76).

Продолжается добывание второстепенных видов пушнины (см. стр. 44).

НАИБОЛЕЕ ЧАСТЫЕ ВИДЫ БРАКОНЬЕРСТВА

Попутная, при охоте с легавой, стрельба зайцев, серых куропаток и рябчика

Охота на копытных.

Охота посторонних хозяйству лиц без особого разрешения.

Превышение членами хозяйства установленных норм отстрела.

Нарушение запрета охоты в заказниках.

Image


Вернуться к оглавлению
ВОЙТИ

Комментарии (0)