Авторизация

Забыл пароль регистрация
войти как пользователь

Регистрация на сайте

CAPTCHA
войти как пользователь

Восстановление пароля

войти как пользователь

пожаловаться модератору

CAPTCHA
-2° пасмурно
USD: 00,0000 руб.
EUR: 00,0000 руб.
Курсы валют и погода

Глава VII О натаске

Э. Лаверак Сеттер


Глава VII

О натаске

Image

Молодые собаки бывают очень разнообразны относительно характера и времени появления расположения к преследованию и отыскиванию дичи. Я часто охотился с сеттерами, шенками от девяти до одиннадцати месяцев, которые были так надежны, как только можно было желать, и продолжал охотиться с ними изо дня в день в продолжение всего сезона охоты; одни ранее начинают работать, нежели другие, скорее достигают полной силы и усваивают дрессировку.

Подобно детям одни развиваются раньше других. Собаки моей породы охотятся, ищут, держат стойку и секундируют29 в шестимесячном возрасте и требуют сравнительно небольшой натаски или не требуют и вовсе никакой.

Принятая мною система обучения собак состоит в том, что я беру их по одиночке в свои охотничьи места в Шотландии и пускаю гоняться за всевозможной дичью до тех пор, пока они не истомятся, предварительно приучив их ложиться по слову «drop».

Набегавшись до усталости, они сами по себе делают стойку и секундируют. В то время, когда собака стоит, подойдите к ней спокойно, пропустите тонкую веревку через ошейник и станьте позади нее, не производя никакого шума и держа собаку «на слаби» в руке. После того как собака выстояла некоторое время, естественно, для того, чтобы удостовериться чутьем, где спряталась дичь, она насторожит уши перед тем, как броситься на дичь, птицу или зверя, что зависит от случая. Как только она покусится это сделать, дерните ее резко за веревку назад, крикнув «drop». Заставьте ее затем лежать, покуда птицы не скроются с глаз, чтобы приучить ее к терпению, затем снимите веревку и пустите собаку искать.

Повторяя указанный прием, можно в очень короткое время натаскать собаку. Когда я арендовал охотничьи места в Кебрахе в Банффшире, принадлежавшие герцогу Ричмонду, то я и мой лесничий Александр Ретрей, который ныне служит у герцога Ричмонда в Гленфиддич, в одно прекрасное время натаскали при помощи этой системы восемь собак в шесть дней, и все они к концу недели были так надежны, как только можно требовать обладали стойкой, секундировали, подводили и вовсе не гоняли птицу.

Если вы приучили собаку ложиться по вашему слову, то уже легко обучить ее делать то же самое при взлете птицы или беге зверя, а приучиться ложиться при выстреле, идти сзади и не переходить полевую границу (ware fence)30 - уже ничего не стоит.

Мои собаки непременно нахаживаются в открытых болотах (moors), а не в узких, огороженных местах, что всегда стесняет их поиск и умаляет страсть. Несносно также слышать ежеминутный возглас дрессировщика «Остерегайтесь границы!», его свист и крики - излишка спокойствия тут никогда быть не может.

Я редко прибегаю к арапнику или свистку, а предоставляю природной сообразительности своих собак выработку приемов поиска.

Я находил всегда, что собаки с широким поиском выходили всегда самыми лучшими. Из того, однако, что собака обладает широким поиском, вовсе не следует, чтобы она не могла его укоротить. Где много дичи, там собака с широким поиском должна по необходимости укоротить свой поиск в силу того, что ее останавливает дичь - ей не нужно отходить далеко для того, чтобы найти дичь, а потому природный ум понудит ее искать накоротке. Лишь страсть и забота об отыскании дичи заставляют собаку прибегать к широкому поиску.

Собака с широким поиском избавляет вас также от излишней ходьбы. Всякому охотнику известно, что случается иногда пройти две-три мили, не наткнувшись на дичь, вот где собака с широким поиском несравненно полезнее собаки с поиском коротким.

Многие английские джентльмены и лесничие держатся того мнения, что шотландские лесничие хуже англичан. Я убедился в противоположном. Живя в диких, покрытых вереском и мшаником местностях Шотландии31, они поставлены в более благоприятные условия для наблюдения и изучения привычек встречающейся там дичи.

Приведу имена некоторых из шотландских лесничих, с которыми мне приходилось сталкиваться, все они превосходно знали свое дело.

Дэвид Брюс и его сын, старые и весьма почтенные лесничие лорда Ловата, лесничий Александр Фрейзер м-ра Фоулера из Гленмезерана, что в Инвернессшире, лесничий Стевард графа Сифилдского из Бэльмекана в Эрк-харт-Касл, что в Инвернессшире, лесничий Синклэр сэра Роберта Синклэра из Денбит-Касла в Кейтнессе, также лесничий герцога Портлендского из Лейнгуэлла в Кейтнессе, лесничий Мак-Кензи сэра Джона Рамсея, что на острове Айлей, лесничий Хогг в Брайском лесу в Абердиншире и Роберт Робертсон из Фейлара, что на вершине Глен Тильта в Пертшире, лесничий герцога Этолского.

Когда я держал на аренде охоту в Мейкатни графства Антрим в Северной Ирландии, моим лесничим был Вильям Уинтер, ныне служащий лесничим у графа Росса. Некоторые из приведенных здесь лиц могут подтвердить прекрасные качества собак моей породы. Дэвид Бернетт, долго служивший лесничим у м-ра Винслоу в Коулнейкил, натаскал от тридцати до сорока собак этой породы для м-ра Винслоу, в прежнее время арендовавшего охоту в Коулнейкил близ Стратспея, что в Инвернессшире.

Все названные лесничие, как я убедился, основательно изучили привычки дичи в тех местах, где они служили, и удивительно были искусны в своей специальности, пользуясь высоким уважением своих хозяев.

Нет никакого сомнения в том, что они гораздо пригоднее для своей местности, нежели английские лесничие, и, vice versa32, англичане лучше их знают свою местность и разведение местной дичи (фазанов, куропаток и пр.). В этом отношении первенство принадлежит положительно англичанам.

Замечу далее, что я считаю шотландских лесничих отличными дрессировщиками собак: они не пересаливают в дрессировке, что частенько бывает у лесничих-англичан.

Названные мною выше лесничие и многие другие достигали такой дрессировки собак, которая вполне удовлетворяла требованиям их хозяев. Совершенно отказываюсь понимать33, каким образом они достигали того, чтобы без помощи как «идстонских сапор» учили своих собак, так и обходясь без «идстонского свистка», никуда не годного до тех пор, пока он не настроен на известный тон (B-moll), так и без «идстонского кнута», совершенно подобного тому, который употребляется на Бальских испытаниях, тому «сенсационному кнуту», который был предметом всеобщего удивления. Что же касается до «идстонского капкана», то это вовсе не новое изобретение, я могу показать желающим капкан совершенно такого же устройства, которому более 50-ти лет.

Прошло много лет, сильно убелили они мои волосы и много унесли с собой моей юношеской мощи с тех пор, как я взял ружье и собак и переселился в веселую Шотландию. Я полюбил ее с той поры, люблю поныне и буду любить всегда. Ежегодно бываю я там и чувствую себя на десять лет моложе, когда вижу эти дикие, славные, здоровые, одетые в пурпур Шотландские горы, далекие от делового мирского шума и от переполненных народом, насыщенных болезнями городов. Да, именно в Шотландии я нахожу отдых, удовлетворение, забаву и здоровье.

Не могу понять pater familias34, который везет жену и детей далеко на материк или на какие-нибудь дорогие морские купания, чтобы там быть всю осень, тогда как в двенадцати часах езды у нас имеется такая привлекательная и великолепная местность, как Шотландия. Я энтузиаст в этом отношении. Истощенный blase35, износившийся от беспорядочной жизни бессонных ночей, с надломленным здоровьем, слабым телом и духом, отправляется некто ныне часто докторами в Шотландию на сезон охоты. Для чего? Конечно, не в чаянии, что он может настрелять много дичи: он слишком изнурен, слишком слаб для продолжительной ходьбы по холмам. Тут имеется в виду не охота, а устранение, тем или другим способом, от того гибельного образа жизни, который в дальнейшем неизбежно приведет его к преждевременной могиле. Его послали в Шотландию единственно в надежде спасти его, подкрепить его силы и восстановить расстроенную натуру.

Мне вспоминается ответ старого шотландского горца Санди на вопрос одного cockny, который был недоволен местностью: «Что можно здесь найти?» «Господин мой, - заметил Санди, - здесь здоровье за каждой скалой, за каждым камнем».

При этом мне пришли на ум прекрасные стихи Бернса:

Now westlin winds, and slaught'ring guns, Bring autumn's pleasant weather; The moorcock springs, on whirring wings, Among the blooming heather37.

Эти строки напоминают мне много слышанных мной рассказов, много происшествий, коих я сам был свидетелем в те давно прошедшие годы, которые никогда не возвратятся. Неумолимый мэтр Время (у Лаверака «Father Time». - В.П.) одинаково относится ко всем нам - у него нет предпочтения ни богатому, ни бедному и он по очереди всех подрезает своей неумолимой косой.

Санди Дэвидсон - горный браконьер

[Много лет тому назад не было по всей Шотландии личности более известной, чем Санди Дэвидсон, зато и был же это красавец, с благородной осанкой, выше шести футов ростом, роскошными волосами и темными усами и бородой. Одетый в свой «kilt»38, с окованной железом палкой39 в руках или ружьем на плече, он был малым, с которым схватываться надо подумавши. Таков был Санди Дэвидсон.

Этот замечательный человек был грозой охотничьих сторожей в графствах Абердинском, Банффском и Инвернесском. Он охотился и ловил рыбу на манер Робина Гуда по всем этим графствам.

Однако этот знаменитый браконьер горной Шотландии часто попадался. Когда это случалось, если его заставали in flagrante delikto40, то владельцы имений, их друзья или лесничие просто говорили ему, что если он даст слово впредь в данном месте не охотиться или не ловить рыбу, - дальнейших преследований не будет. Раз данному слову он никогда не изменял, но если его привлекали к суду и судьи строго к нему относились, то беда владельцу имения: он сейчас же безбоязненно заявлял суду, что отправится охотиться в лучшее место и охотой вдвойне окупит присужденный с него в пользу обвинителя штраф, и он выполнял свою угрозу буквально, что владельцы имений чувствовали на себе. Санди охотился, ловил рыбу и одевался всегда, как джентльмен горной Шотландии: он носил «kilt», с ним был один или два прислужника, которые таскали убитую дичь, и на охоте с ними была всегда пара сеттеров.

Кончил свое земное поприще этот красивый горец плачевно. Он и один из его товарищей охотились на одном из торфяников в Абердиншире, носившем название Гленбеккет, и тут же поселились в маленьком, из торфа построенном домике, в дверь или отверстие которого прошло много галлонов41 шотландского виски42, никогда не оплаченного ни одним фартингом43 установленного налога, и никогда этой оплате не подлежащей и в будущем. Когда съестные припасы подошли к концу, товарищ Санди спустился с горы в деревню Райни за подкреплением. Сильная снежная буря помешала ему возвратиться обратно. День за днем ждал бедный малый возвращения товарища, но напрасно, наконец, в полном отчаянии, он сам отправился в Райни, но, увы!, ему не суждено было туда добраться: он погиб дорогой и был найден в снегу мертвым. Нашедшие его передали мне, что они никогда не видывали такого внушительного тела.

Санди имел обыкновение ежегодно бывать на празднествах в Гордон-Касл, где он плясал шотландский танец «Джилли Кэллем», или «Танец Меча». Отсутствие его испортило праздник, так как он был обшим любимцем.

В первый раз я встретился с ним на берегу реки Ди, где он ловил лососей, а пара его сеттеров была на попечении его мальчика.

Приведу здесь ещё маленький рассказец под заглавием:

Логово браконьера

Когда я держал на аренде охоту в Фейларе, возле Глен Тильта, во владениях покойного герцога Этолского, однажды я наткнулся на странный холмик, вернее, небольшую копну вереска, лесничий мой, бывший браконьер (браконьеры, это верно, часто бывают лучшими лесничими), объяснил, что перед нами логово или место ночлега браконьера, делается оно таким образом: надергав крупного вереска, укладывают его в большую груду, с пустотою внутри, причем верхушки вереска обращены внутрь, а корни - наружу. При наступлении ночи, браконьер со своею собакой вползает туда и закладывает себя сверху, оставаясь, таким образом, на всю ночь в теплом, сухом и удобном помешении.

Без собаки браконьер - ничто. Мне передали рассказ о замечательной смышлености одной такой собаки.

Известный браконьер по имени Амстронг, проживавший в Николском лесу (Бью-Касл, Камберленд), отправился на охоту к Кристенберийским утесам. На обратном пути, почувствовав сильную усталость, он улегся спать в кустарнике, спустя несколько часов он был разбужен собакой, которая дергала его за шляпу и лаяла, отчего он и очнулся, он встал и с большими усилиями добрался до дому, где и узнал, что собака его побывала уже здесь.

Он уверял, что если бы верное животное не разбудило его, дергая за шляпу, это был бы, вследствие суровой погоды, его последний сон в жизни.

Замечательный случай был со мной. Однажды на охоте в Питменских болотах, близ Кингесси (Инвернессшир), внезапно исчезла одна из наших собак, мы были уверены в том, что она не убежала от нас. После тщетных розысков, продлившихся час или более, причем мы свистели и звали собаку, мы вдруг услыхали слабый стон под землей. Собака на поиске провалилась сквозь длинный вереск в яму, которая была им прикрыта. Вытащить ее оттуда было довольно трудно, мы преодолели, однако, это затруднение, взяв нашего лесничего Ангуса за ноги и опустив его вниз головой в яму, где он ухитрился схватить собаку, после чего мы и вытащили их вместе. Случись так, что если бы мы не услышали жалобного стона собаки, ей одной ни за что не удалось вылезти и пришлось бы погибнуть от голодной смерти. Этот случай объясняет безвозвратную пропажу моих собак на болотистых местах, а также внезапные и таинственные исчезновения браконьеров, проваливающихся сквозь землю, как по мановению волшебного жезла, на самом виду охотников, окружающих их плотным кольцом. Нет сомнения, что такие люди, зная каждую пядь земли, пользуются известными им ямами, дабы улизнуть от своих преследователей.

Углубления эти образуются в силу существования подземных водных течений в зимнее время и во время полой воды, потом сверху они зарастают роскошными вересками и мхами. Такие углубления часто идут на значительном протяжении по склонам холмов, что браконьерам облегчает возможность спасения.

Я хотел бы внушить каждому, кто арендует охоту в Шотландии, на сколько сократились бы их потеря времени, заботы, расходы и исчезло разочарование, и на столько выросли бы приятность и удовлетворение от нее, если держать маленький питомник хороших и полезных собак, вместо большого числа относительно негодных. Но бывает слишком часто, что держат большое количество собак, тогда, как и четвертой доли их вполне было бы достаточно.

Прежде чем совсем покончить с этой главой, может быть будет не безынтересно, если я приведу результаты пятилетней охоты на вальдшнепов на острове Айлей. В настоящее время трудно, думается, добиться на этом острове таких же результатов в силу того, что кустарники там расчищены и вырублены и убежища их уничтожены.

Убито вальдшнепов около Эрденсерн-Коттедж лесничим П. Мак-Кензи покойного сэра Кэмпбелла:

в 1848 году взято вальдшнепов 512 штук;

в 1849 году взято вальдшнепов 485 штук;

в 1851 году взято вальдшнепов 392 штуки;

в 1852 году взято вальдшнепов 481 штука;

в 1853 году взято вальдшнепов 469 штук;

в том же году было убито Кэмпбеллом и его друзьями 437 штук.

Всего -2776 штук.

Я охотился с Мак-Кензи, и мы часто убивали от 35 до 45 штук в день.


Вернуться к оглавлению
ВОЙТИ

Комментарии (0)