Авторизация

Забыл пароль регистрация
войти как пользователь

Регистрация на сайте

CAPTCHA
войти как пользователь

Восстановление пароля

войти как пользователь

пожаловаться модератору

CAPTCHA
+2° пасмурно
USD: 0.0000
EUR: 0.0000
Курсы валют и погода

Волк косуле не товарищ, или Как живется охотнику в Приамурье?

Сергей Калищук, председатель Амурской региональной общественной организации Российской ассоциации общественных объединений охотников и рыболовов, уже 27 лет работает в структуре, призванной защищать интересы амурских охотников. О проблемах и перспективах охоты и рыбалки в Приамурье он рассказал корреспонденту газеты.

 За путёвкой - в центр

- Каким был для Амурского охотобщества 2016 год?

Сейчас охотников в Приамурье 8308 человек. Пять лет назад их было 15 000.

- Непростая экономическая ситуация в стране сказалась на нашей организации в той же степени, что и на прочих хозяйственных ведомствах области. Понятно, когда плохо с финансами, потребитель расходует деньги на первоочередные нужды, такие как продукты питания, оплата жилищных услуг, потребности детей. Увлечения отодвигаются на второй план. Охота как раз входит в этот список. Поэтому кризис мимо нас не прошёл. Люди предпочитали покупать разовые путёвки, они дешевле, чем сезонные. Разница в стоимости в 5 - 10 раз. Так что самые заядлые любители брали путёвки, чтобы съездить в охотугодья на день-два, отвести душу. В итоге доходная база общества значительно снизилась. Нам пришлось сокращать расходы. Мы ведь общественная организация, денег от государства не получаем. В то же время обязаны платить налоги. Суммы весомые: 9 - 12млн рублей в год. Продажа путёвок - основной источник пополнения доходов организации. Спрос падает, мы теряем деньги.

- Сколько охотников сегодня состоит в охотобществе?

- Численность членов организации - 8308 человек. Последние два года она не растёт, а наоборот - уменьшается. Пять лет назад в рядах организации состояло более15 000 охотников.

- Скажите, приобрести путёвки охотники могли только в областном центре? Ведь раньше им предоставляли возможность приобретать разрешения фактически на территории охотугодий.

- Изменения в налоговом законодательстве сделали эту форму взаимодействия между охотобществом и охотниками невозможной. Рассуждения о том, что надо быть ближе к потребителю, в нашем случае уже несколько лет пустой звук. Путёвки - это бланки строгой отчётности. Наши штатные сотрудники раньше могли взять их в подотчёт, выехать в районный центр и даже к месту охоты, продать их на месте, потом сдать деньги в бухгалтерию предприятия. Сегодня такое не допускается. Мы должны вести кассовые операции, кассовую книгу. А у нас 18 структурных подразделений. Содержать в райцентрах отдельных специалистов слишком затратно, и теперь охотники могут купить путёвки только в Благовещенске в рабочие дни. Так что в этом году они нам высказывали свои обиды по этому поводу. Дальше будет ещё сложнее: в связи с изменениями в законодательстве путёвки и разрешения нам придётся заполнять только в печатном варианте, тогда как ранее разрешали заполнять документы от руки.

 - Получается, людей вынуждают заниматься браконьерством?

- Как ни печально это признавать, но такие случаи есть. Особенно это актуально для жителей сёл в отдалённых районах области. Там в магазинах не то чтобы нет такого разнообразия, как в городе, просто всё очень дорого. Да и качество, сами понимаете, совсем не то, что у даров природы. Получив разрешение и добыв пару косуль и кабанчика за зиму, охотник имеет в среднем 30 - 60 кг мяса. Этого достаточно, чтобы прокормить семью несколько месяцев. Люди привыкли охотиться. Ружья у них есть, местность знают, домочадцев без пропитания оставить не могут. Так что браконьерство - это реалии жизни в таёжных краях. Поэтому те, кто утверждает, что охота не играет значительной роли для самообеспечения амурчан, глубоко заблуждаются.

Охотник - не зверь

- Скажите, не приведёт ли такой хищнический подход к ещё большему сокращению охотничьих видов животных? Ведь численность популяции копытных у нас и без того уменьшается.

- В этом процессе охотники играют не такую уж существенную роль. Даже те, кто позволяет себе охотиться без соответствующего разрешения. Ресурс животных у нас ограничен территориально. Пожары в последние годы сыграли отрицательную роль на численности птицы. Сокращается кормовой потенциал для копытных за счёт прироста пахотных земель. Сказывается на животном мире и строительство крупных промышленных объектов. Уничтожается среда обитания. Серьёзную угрозу для копытных представляют хищники - волки и медведи. Один волк съедает до 20 косуль в год. Средняя численность волков в Приамурье, по учётным данным прошлых лет, превышает 2500 особей. Вместе они съедают за год около 50 тысяч косуль.

 - Разве нет способов бороться с этой напастью? Как-то регулировать численность хищников, отлавливать или отстреливать?

- Законодательно запрещён ряд способов борьбы с хищниками - волками и медведями. Запретили ногозахватывающие капканы, петли, яды, отстрел с вертолётов. Государство перестало премировать охотников. В 80-е годы за одного волка давали 100 рублей. А ведь эти методы давали ощутимые результаты. К примеру, в 2001 году было добыто 318 волков, в том числе 17 особей - петлями, 29 - капканами, 170 волков уничтожено ядами, 98 животных отстрелено. Видите, самый эффективный и малозатратный способ уничтожения хищников - яды. Мы не в Европе, чтобы бояться, что волки исчезнут. У нас они плодятся быстрее, чем их успевают добывать.

- С вами зоозащитники никогда не согласятся. Они после отстрела медведей, нападавших на людей, постоянно разворачивают полемику на тему: «А надо ли было «бедного мишку» убивать? Лучше бы усыпили и вывезли в лес». На ваш взгляд, такой подход оправдан?

- Зоозащитники болеют за животных как-то однобоко: волков и медведей жалеют, а косуль - нет. Судите сами, охота даёт диким зверям преимущество в выживаемости перед домашними животными. Последние в любом случае закончат жизнь на бойне, а в природе зверя не так-то просто добыть. Он же не сидит и не ждёт, когда его подстрелят. При этом 90% людей не отказываются от мяса и при этом плачут над медведем, навестившим населённый пункт. По северам волки - бич оленеводов. А косолапые всё чаще нападают на людей. Те теперь боятся ходить в лес за ягодой и грибами. Охотники должны, прежде всего, защищать человека. Что касается волков, то на этих зверей ещё и не во всех районах можно охотиться - численность там низкая. Вообще, волк - ценный трофей, но добыть его очень сложно. У нас охотники с 30-летним стажем порой ни разу с ним не сталкивались. Свободного доступа для получения разрешения на добычу волка любому желающему нет. Этим занимаются от силы 60 - 80 охотников. Чаще всего это сельчане, промышляющие пушнину. В год только члены нашей организации добывают 100 - 150 волков. Этим мы спасаем ежегодно как минимум 2500 косуль. При этом разрешений на добычу этого копытного в 2015 году получено всего 1600.

Гусь на пролёте

 - Осенью прошлого года амурские чиновники обсуждали возможность полного запрета в Приамурье весенней охоты на гуся-гуменника. Чем закончились дебаты?

- Мы тоже поднимали эту тему на общественном совете при губернаторе области. К слову, это очень полезный ресурс для защиты интересов охотников, ведь в него входят люди разных профессий. Есть возможность многие вопросы рассматривать непредвзято. Министерство природных ресурсов России внесло гуся-гуменника в Красную книгу. Для нашей области это равносильно полному прекращению весенней охоты на водоплавающих. Птица у нас на пролёте, постоянно не живёт. Охота сезонная, всего 10 дней. И добыть гуся непросто, он же не сидит и не ждёт, когда его застрелят. Я за 27лет добыл всего 12 гусей. Конечно, есть скрадок, манок, но обязательно кто-то помешает, ведь охота коллективная, фактор беспокойства для птиц большой. Поэтому удачная охота не гарантирована. Более того, в последнее время гуменник предпочитает жировать в Китае. Он же спокойно перемещается на сотни километров в разные стороны. За последние 10 - 15 лет птица сменила кормовую территорию и к нам прилетает уже откормленная. Вот и получается, что пролетает гусей много, а присаживается - мало. Мы по учётным данным видим рост численности гуменника. За сезон на пролёте мы наблюдаем около 60 тысяч гусей разных видов.

- На форуме охотобщества обсуждают, что в области практически не стало ходовой косули. Связывают её исчезновение с затоплением «морей» для ГЭС. Поделитесь вашим мнением на этот счёт.

- Действительно, ситуация с косулей сложная. Численность популяции, по нашим данным, снизилась повсеместно на 15 - 30% от показателей прошлого года. Конечно, всё-таки основную роль сыграли хищники, пожары и браконьерство. Сказалось и строительство ГЭС. Ведь чем шире водная гладь, тем меньше животные будут использовать эти пути для миграции. Из-за этого частично потеряли верхнезейскую и буреинскую популяции. Вообще же мы одни из немногих субъектов Федерации, где есть мигрирующая косуля. Меры для восстановления поголовья мы принимаем. Проводим подкормки, устраиваем солонцы. Охоту проводим под контролем егерей. В этом году лимиты на косулю однозначно снизят. На сколько - пока неизвестно. И этот вопрос будем рассматривать на общественном совете. Проблема требует комплексного решения по всей области, а не только на территории наших хозяйств. К слову, такая ситуация по копытным характерна для всей страны.

- Вообще дикие животные способны удивлять своим поведением, сменой привычек? Допустим, на этой территории отродясь не водились, а потом откуда-то пришли и остались.

- Безусловно, животные очень быстро подстраиваются под техногенные и антропогенные факторы. Приспособились к нарезному оружию и технике. Услышав шум машины, убегают. Не стоят на дистанции ближе 100 м для выстрела, как это было раньше. Волки научились затаиваться, что для них было нехарактерно. Как-то между Грязнушкой и Новопетровкой мы видели четырёх волков, которые должны были выйти на наш маршрут. И вдруг они исчезли. Я прошёл по их следам и определил, что животные за 100 метров от дороги затаились. Переждали нас и убежали. Такую особенность они, по всей видимости, получили от собак, так как могут скрещиваться с ними. Вообще, звери в природе постоянно учатся, передают информацию внутри популяции. Любая ленивая особь в дикой природе обречена на гибель. Поведение животных, когда они выходят на подкормку к солонцам, тоже достойно внимания. Стоит одному остановиться, остальные тоже стоят как вкопанные. У животных главный предохранитель - нюх. Если чувствуют опасность, будут голодать, но не пойдут туда, где есть еда.

 Заграница поможет?

- В прошлом году на людей неоднократно нападали медведи. Может быть, пора принимать против косолапых решительные меры?

- К человеческому жилью идут не только медведи, но и другие животные. А у медведя в принципе нет большого чувства страха перед человеком. У него нет конкурентов в природе, он на вершине пищевой цепи. Человек для него та же добыча. Вот и приходят звери в населённые пункты за пропитанием, так как в лесу не стало корма. Что же касается регулирования численности этих животных, медвежатников у нас очень мало. Мало того что лицензия дорогая, у нас ещё и запретили охоту на медведя в берлоге. К тому же на медведя ходят коллективом, нужны рабочие собаки. Раньше зимой большую часть медведей отстреливали охотники-договорники.

- Сегодня в правительстве области обсуждают инвестиционную привлекательность региона. На ваш взгляд, каким образом можно привлечь инвестиции в амурскую охоту?

 - Создать туристическую привлекательность для иностранцев, в первую очередь - для китайцев, а их миллиард. Это единственный вопрос, решив который мы получим приток денег во многие отрасли. Медицина - туристической группе нужен врач. Снаряжение - ружья, экипировка. Переводчики - обязательно сопровождают группы. Сфера обслуживания - гостиницы, кемпинги, автосервис, автостоянки, столовые на трассе, закупка продуктов для группы и так далее. Всего-то нужно на уровне правительства РФ принять закон, позволяющий китайским гражданам охотиться на территории нашей страны. Пусть им нельзя будет ввозить оружие, главное - чтобы пользоваться разрешили. Турфирмы сами закупят ружья и будут предоставлять их напрокат, а также оформят лицензии и будут платить налоги.

Правила писаны кровью

- В последнее время у нас участились несчастные случаи на охоте. Почему это происходит? Охотминимум не читали, правил охоты не знают?

- Всё из-за халатности, лихачества и глупости. Правила на охоте написаны кровью: не видишь - не стреляешь; не слышишь - не стреляешь; любое сомнение - не стреляешь. Традиции эти потеряны, так как для большинства молодых охотников главное - не зверя добыть, а пострелять. У нас были случаи, когда люди становились на коленки и хрюкали. Конечно, по ним стреляли. Тут никакая спецэкипировка не поможет. К тому же сейчас охотники самостоятельно привлекают к охоте на угодьях общего пользования посторонних лиц. Руководить процессом должен старший охотник. Любое начало и окончание охоты должны проходить с разбором и инструктажем по технике безопасности. И никакого самовольничания. Каждый охотник в группе должен выполнять указания старшего. Тогда и трагедий удастся избежать. А ещё наказание в таких случаях должно обязательно наступить и быть ощутимым.

- Вы отстаиваете интересы охотников. Люди это ценят?

- Разумеется. Вот только многие страдают забывчивостью (смеется) - не всегда вовремя реагируют на наши ведомственные распоряжения. Поэтому, пользуясь случаем, обращаюсь к охотникам: сдайте до конца января ранее полученные разрешения. Напоминаю, зимний охотничий сезон закончился 15 января.

Источник: 2x2.su
ВОЙТИ

Комментарии (0)

Мужской журнал