Авторизация

Забыл пароль регистрация
войти как пользователь

Регистрация на сайте

CAPTCHA
войти как пользователь

Восстановление пароля

войти как пользователь

пожаловаться модератору

CAPTCHA
+26° ясно
USD: 00,0000 руб.
EUR: 00,0000 руб.
Курсы валют и погода

В Челябинской области охота превратилась в бесконтрольное развлечение для богатых

Южноуральские охотники бьют тревогу: в лесах региона орудуют браконьеры, с которыми крайне сложно бороться. Официальные цифры выглядят не столь угрожающе. По данным министерства экологии, в прошлом году зафиксировано 700 нарушений в сфере охоты.

«625 нарушений — это административные протоколы, которые составлялись охотинспекторами, 90% этих протоколов превращаются в штрафы,  85 материалов были переданы в полицию для возбуждения уголовных дел,  — сообщил начальник управления охраны, контроля и регулирования использования объектов животного мира и их среды обитания министерства экологии Челябинской области Андрей Питовин. — Все факты касались незаконной добычи копытных. По статистике мы видим, что из года в год число таких материалов растет. Растут и суммы ущерба государству, который предъявляются браконьерам. Еще пять лет назад это было 5–6 млн рублей в год. Сейчас 12—13 миллионов».
Расследованных уголовных дел и того меньше. В 2016 году зарегистрировано 66 преступлений, предусмотренных статьей 258 УК РФ «Незаконная охота», и два уголовных дела по статье 258.1 УК РФ «Незаконная добыча краснокнижного животного». Часть производств приостановлена по разным причинам.

Однако охотники уверены, что проблема гораздо масштабнее, чем отражено в официальных отчетах. Один из главных ее индикаторов — мясо диких зверей, которое можно без труда купить на рынке или через интернет. «На развалах продается мясо косули за 100–200 рублей за килограмм, — говорят охотники. — Это явно браконьерское мясо, так как только себестоимость косули, добытой по лицензии, будет 500–600 рублей».

Охотпользователи обратились в Общественную палату региона, чтобы собрать все заинтересованные ведомства для обсуждения проблемы. Круглый стол состоялся 20 января.

«За 11 лет эксплуатации нашего участка мы видим ухудшение ситуации, — говорит один из инициаторов обсуждения, руководитель охотхозяйства Ларинское Александр Одольский. — Она никогда не была хорошей, но в последние годы у браконьеров появились снегоходы, мощная оптика. У животных просто нет шансов на спасение. Их истребляют. С другой стороны, сложно довести пойманного браконьера до логического финала — возмещения ущерба и штрафа. В прошлом году мы сдали в полицию 7 единиц оружия, которые браконьеры выбросили, убегая от егерей. И перспективы у таких дел мало».
По словам охотников, за «браконьерские» дела силовики берутся крайне неохотно.

«Браконьеры направили оружие на егеря и даже стреляли в него, а расследование буксует», — рассказал свою историю представитель охотхозяйства Кулуевское из Аргаяшского района. Присутствовавший на круглом столе заместитель начальника ГУ МВД России по Челябинской области по охране общественного порядка Вячеслав Ботов пообещал разобраться в ситуации.

Представители охотхозяйств пожаловались на то, что у егерей нет права даже для элементарного досмотра. «Браконьеру просто наплевать на егеря, формально егерь никто, — говорит охотник Иван. — Он не может ни задержать, ни обыскать нарушителя. Только вызвать полицию или охотинспектора. При этом надо понимать, что полиция не может приехать в лес мгновенно, а на всю область у нас всего 22 инспектора».

Эту проблему может решить создание службы производственного охотничьего надзора. Ближайшая аналогия — добровольные народные дружины. В рамках этой структуры егеря получат права по охране общественного порядка. Но процесс формирования структуры идет медленно. Чтобы получить такие полномочия, егерям нужно пройти обучение и сдать экзамен, который для сельских жителей оказался довольно трудным.
«Пока из 116 охотхозяйств право на создание дружин получили 31, — говорит Андрей Питовин. — Но мы надеемся, что к лету вопрос с обучением егерей будет решен и такая служба в регионе появится».

Однако, по мнению охотников у проблемы есть и другая сторона. «Прямо сейчас охота на косулю закрыта, — рассказывает охотник Иван. — Но сейчас время, когда добыть ее проще всего. Высокий снег, зверю просто некуда деться, особенно если ты на снегоходе. Самая вредная категория браконьеров — это крутые парни на дорогой технике. Охота превратилась в развлечение для богатых. Кто может позволить себе купить снегоход за миллион? Только очень обеспеченный человек. Компания таких ребят за день может настрелять 4–5 голов животных на человека. Это делается не ради мяса или продажи, а просто для развлечения. При этом, если такую компанию поймают, окажется, что это чей-то брат, сват и так далее. Если исключить это кумовство и наказывать всех без исключения, отбирать технику, оружие, то желание браконьерствовать отпадет у многих. Тут могут помочь дружины из рядовых членов охотобществ, которые, мягко говоря, недолюбливают блатных. В советские годы была такая практика, когда охотники вместо обязательной отработки дежурили в лесу вместе с егерями и помогали задерживать браконьеров».
Охотники уверены, что победить браконьерство можно даже теми инструментами, что есть у властей сейчас.

«Есть пример Курганской области, где все гораздо жестче, — говорит Александр Одольский, — там контроль начинается уже на уровне ГИБДД, которая проверяет машины охотников. У нас такой практики нет. Мой охотничий стаж 28 лет. И меня ни разу никто не проверял на предмет перевозки мяса и оружия. Был период, когда в Курганской области запрещали передвигаться по лесу на снегоходе. Эту норму, конечно, отменили через суд, но это показывает решимость властей бороться с браконьерством. Кажется, что это не такое серьезное нарушение — охота без лицензии. Но если человек идет сознательно на этот шаг, что ему мешает нарушить и более серьезные статьи? Тем более что это вооруженный человек».

Возможно, власти пересмотрят свой подход к браконьерству, когда оценят выгоды от цивилизованной охоты.

«В период трофейной охоты на косулю в августе — сентябре в Курганскую область приезжает примерно 300 иностранцев, — говорит Александр Одольский. — Мы считали, что каждый оставляет в регионе около 10 тыс. евро. Это более 200 млн рублей, которые попадают в экономику региона всего за два месяца. У нас в этот же сезон приезжает от силы человек тридцать».

Источник: Znak
ВОЙТИ

Комментарии (0)