Авторизация

Забыл пароль регистрация
войти как пользователь

Регистрация на сайте

CAPTCHA
войти как пользователь

Восстановление пароля

войти как пользователь

пожаловаться модератору

CAPTCHA
-3° небольшой снегопад
USD: 00,0000 руб.
EUR: 00,0000 руб.
Курсы валют и погода

Настоящие охотники - не браконьеры!

– Кровопийца! Душегуб! Варвар! – можешь услышать, если, находясь на какой-нибудь обычной городской вечеринке, кто-нибудь признается, что он охотник. Ну, может, не в таком резком тоне, – но подобное отношение встречаешь все чаще и чаще.

– Лицемер, – скажет кто-нибудь, если после такого признания, ко всему прочему, ещё и увидит у него на куртке значок «Гринпис».

И только настоящий охотник, лучше других знающий разницу между охотой и браконьерством, или человек глубоко мыслящий, – не осудит, поймет и даже оценит не простого, а именно «зеленого» охотника.

Так почему это происходит? Почему люди, не равнодушные к природе, к нашим меньшим братьям, – так часто и так глубоко не понимают друг друга?

В деревнях отрицательного отношения к охоте, как правило, не встретишь. 


А ведь деревенские жители выросли на природе, она им и мать, и отец, и лучший друг! Но ни у кого из деревенских не вызовет сомнения, что настоящий охотник любит природу и братьев наших меньших. Именно среди охотников, грамотных и честных, можно встретить людей воистину влюбленных в живой мир, людей, зачастую отдающих всю свою жизнь защите и охране природы и борьбе с браконьерством. Лучшие произведения литературы о природе были написаны именно охотниками: Тургеневым, Арсеньевым, Сетоном-Томпсоном, Киплингом.

А много ли таких среди горожан?


В целом процент истинных знатоков и защитников природы среди них очень мал. Даже среди сторонников Гринпис людей, сознательно и активно защищающих природу, не так уж и много. Большинство лишь платят взносы, но мало участвуют в конкретных, действительно важных мероприятиях Гринпис. Городской житель знает природу мало и не знаком с «темной» стороной сельского хозяйства: он не видел, как обезглавливают кур, как загоняют в угол коров, телят и свиней. Он просто приобретает мясо на рынке, но при этом самозабвенно «любит природу».

Сельский же житель чаще, чем можно было бы подумать, не забивает скотину сам. Даже крепкие, сильные духом мужики иногда не могут поднять руки на теленка, которого кормили, поили, холили и лелеяли. Но сельский житель знает, что выбора у него нет; если скотина не будет забита, ему самому и его семье нечего будет есть зимой. Одной картошкой не проживешь, сил не останется к весенней страде. А сколько ещё работ предстоит и летом, и осенью! И тем не менее сельскому жителю тяжело убивать выращенных своими руками животных; можно встретить стариков, всю жизнь, каждый год забивающих своих телят, – и все равно не научившихся относиться к этой своей обязанности равнодушно и пьющих горькую каждый раз, когда им приходится это делать. Но охота даже у таких, особо сентиментальных и жалостливых сельчан, не вызывает ни малейшего приступа совести. И для них нет в этом ни малейшего противоречия.

Давайте взглянем на проблему внимательнее.


В магазинах, палатках, на рынках – мы покупаем мясо, полученное от именно прирученных нами же самими животных. Мало того, у этих животных с рождения нет выбора: они обречены на смерть. Однако мы не смущаемся этим фактом… просто потому, что, как правило, не помним и не задумываемся о нем, следуя известной поговорке «с глаз долой – из сердца вон!».

Охотник же знает, что, несмотря на его оружие, у его будущих жертв всегда есть шанс и большие возможности уцелеть. Не просто подстрелить утку среди десятков, поднятых на болоте собакой. Еще более сложно найти, выследить, перехитрить зверя, рожденного и выросшего в дикой природе, знающего эту природу так, как уже никогда не узнает ни один человек, каким бы великолепным охотником он ни был. Ведь сколько уже не сотен – тысячелетий! – подряд люди не рождались и не воспитывались дикими. Кроме того, человек как охотник выполняет ту же функцию в природе, что и любой другой хищник: функцию санитара природы. Он тоже участвует в естественном отборе, ведь ему так же, как и волку, лисице или медведю легче выследить и убить более слабого зверя. 

Cама охота – древнейший инстинкт человека, и убийство зверя на ней – естественно.


А что же такое – зарезать поросенка, которого ты своими руками принимал от его матери и в котором воспитал доверие к себе? Может ли быть естественным убить своего выкормыша?

Нет. Какими бы целями ни руководствовался человек, как бы ни нуждался в убийстве прирученных им животных, – само приручение, по природе своей, – это… своего рода усыновление. Прирученное животное воспринимается как своё дитя, своё потомство, особенно когда речь идет о высокоразвитых животных, довольно близких человеку по своей психологии: коровах, свиньях, оленях. В природе почти нет видов животных, способных убивать своих детенышей. Изредка такой метод срабатывает при особо кризисных обстоятельствах: голоде, опасности и т.п. и, несомненно, всегда служит выживанию вида. Некоторые животные убивают детенышей своего вида – но только чужих, как, например, тигры или львы.

Но никто не убивает своих, лично вскормленных и воспитанных детенышей. Кроме как в отчаянных ситуациях…

Простое же удовлетворение голода, одну из естественных и обыденных потребностей человека – вряд ли можно приравнять к подобным отчаянным обстоятельствам.

Для настоящего охотника нет ничего более естественного, как заботиться о природе как о своей кормилице, матери, заботиться о тех животных, с которых берет свою «дань», о том, чтобы они жили счастливо, плодились и размножались. Просто потому, что он, принимая на себя роль обычного хищника, сам становится частью природы и её высшего замысла: совершенствования, а значит, и продления жизни на земле. Даже если методы совершенствования, придуманные природой, не всегда так уж лицеприятны. При этом любого, кто называет себя охотником, но не думает о благе природы и обитающих в ней зверей – настоящий охотник не назовет никак иначе, как браконьером. И такому «охотнику» он не подаст руки, скорее он будет его лишь презирать. 

Да, охотник является хищником; но для него нет ничего более противоестественного, чем хищническое отношение к природе.


Гринпис и ей подобные организации, по сути своей, вместе с настоящими охотниками противостоят именно этому, страшному и катастрофическому явлению, способному загубить не только редкие виды, обитающие в заброшенных уголках нашего мира, – но, в конце концов, и самого человека. Именно охотники составляют костяк группы «Тигр», занимающейся спасением дальневосточных тигров. Именно они чаще всего спасают лосей и оленей, обреченных на голод в слишком суровые зимы, и серьезный охотник при этом не станет приручать спасаемых им животных, и не станет убивать их на месте кормежки. Мало того, многие охотники твердо придерживаются правила, что в голодные годы нехищных зверей убивать нельзя. Охотник заботится о сохранении равновесия в природе, любое нарушение которого может привести к гибели всей экосистемы того или иного охотничьего района.

Те же люди, что живут в городе, как правило, просто не могут активно заботиться о природе, ведь они слишком далеко от неё находятся. У них весьма ограничены возможности познания природы и взаимодействия с ней. И даже сотни и тысячи горожан, искренне неравнодушных к природе и её судьбе, не могут заполнить собою нишу настоящих хранителей природы, живущих рядом и вместе с нею, знающих её и способных в любой момент прийти ей на помощь. Эту нишу заполняют специалисты – и охотники. И в этом отношении охотники являются незаменимыми подмастерьями тех профессионалов и ученых, что избрали себе путь защиты природы. Настоящие охотники.

Не браконьеры!
ВОЙТИ

Комментарии (0)