Авторизация

Забыл пароль регистрация
войти как пользователь

Регистрация на сайте

CAPTCHA
войти как пользователь

Восстановление пароля

войти как пользователь

пожаловаться модератору

CAPTCHA
+16° ясно
USD: 00,0000 руб.
EUR: 00,0000 руб.
Курсы валют и погода

Амурские охотники не спешат выходить на медведя

Этот год можно назвать рекордным по числу встреч амурчан с хозяином леса. Очередной случай произошел на днях в Ивановском районе, где уже много лет не встречали косолапых хищников. Молодой медведь в поисках пищи вышел на соевое поле, где его вспугнули приехавшие на уборку бобовой культуры механизаторы.  Ситуацию взяли под контроль егеря амурского управления по охране животного мира. Накануне двух мишек, замеченных поблизости от сел, пришлось застрелить в Архаринском и Октябрьском районах.

По словам специалистов, нездоровая активность медведей в Амурской области спадет к концу ноября. В это время косолапые традиционно впадают в спячку, и людей не тревожат. Исключением станут шатуны, которые не успели нагулять жир. Правда, в нынешнем году прогнозы на благополучную медвежью зимовку более чем осторожные. Как показал уходящий год, медведи идут к людям не от хорошей жизни.

Амурское охотуправление начало выдавать охотпользователям бесплатные разрешения на отстрел беспокойных медведей. Такая мера касается животных, которые проявляют нездоровый интерес к людям. В течение уходящего года нашествию косолапых подверглись населенные пункты в разных районах области. К традиционным медведе-опасным Тындинскому и Зейскому районам все чаще добавляются центральные и южные территории.

Жители Архаринского района до сих пор с дрожью вспоминают огромного хищника, который вышел к средней школе райцентра. Пару недель назад медведя пришлось застрелить в архаринском Татакане и в селе Восточном Октябрьского района.

Кроме того, медведи все чаще пытаются нападать на охотников, грибников и лесорубов. Бесплатные разрешения на отстрел — мера вынужденная, но, как отмечают профессиональные охотники, погоды она не сделает.

— По нашей заявке амурское охотуправление выдало нам три бесплатных разрешения по регулированию численности животных. Если потребуется, нам обещают еще. Одного медведя уже отстрелили. Это случилось в районе села Дружного. Сейчас наблюдаем за ситуацией в Путятине и Таскине, — поделилась директор Мазановского охотпромхоза Татьяна Степанова. — Говорят, в районе этих сел так же видели медведей. Люди уверены, что в июне именно эти животные пытались напасть на сборщиков папоротника. Тогда никто не пострадал, но ноги еле унесли. Если информация подтвердится, то их тоже будем отстреливать. Сейчас мы реагируем на все тревожные звонки, но говорить о перспективах пока трудно. Дело в том, что медвежья охота как таковая потеряла свою популярность. Шкуры мы не принимаем, хорошую пушнину и то продать трудно. Мясо тоже спросом не пользуется. При этом обычное охотничье разрешение на медведя для нас, как для предприятия, оценивается в три тысячи рублей. Это дорого, если учесть, что вместе с путевкой такая охота обходится конкретному охотнику уже в десять тысяч рублей.

В Мазановском охотпромхозе за весь прошедший сезон выдано всего пять охотничьих путевок на медведя. В обычных условиях добыча такого хищника — самое дорогое удовольствие, уверяют участники охотничьего рынка. Такой подход во многом обусловлен традиционными, но, увы, устаревшими взглядами на медвежью охоту. В былые времена добыть косолапого считалось не просто престижно, но и прибыльно. За медвежьими шкурами и мясом выстраивались очереди, а жир, сало, желчь и лапы хорошо покупались в качестве лекарственных средств. Сегодня на такой товар падает спрос даже у главных сторонников нетрадиционной медицины — китайцев.

Охота на медведя не по карману

Между тем численность животных продолжает расти. Только за последний год популяция бурых хищников в Приамурье выросла в полтора раза и достигла 9,5 тысячи особей. Если не пересмотреть взгляды на проблему, то она может усугубиться еще больше, уверены охотпользователи.

— Охотпользователи и охотники разрешение на отстрел медведя брать особо не хотят. Поэтому медведей скоро будет больше чем людей, и они благополучно всех съедят, — уверен Михаил Аксентьев — управляющий ООО «Амурская промысловая компания», работающего в Арахринском, Сковородинском и Тындинском районах.  — С чем связана дороговизна путевки, совершенно непонятно. Медведь — откровенный вредитель и умнейшее животное. Он истребляет молодняк. Съедает до 50—60 процентов приплода косули, изюбря, лося. Когда ему еды не хватает, он идет в деревню. Ситуация обострилась до такой степени, что охотники уже боятся в лес ходить. Нынешний год достаточно непростой для медведя с точки зрения пропитания. Раньше нам хотя бы разрешали так называемую охоту на берлогу. Она длилась до середины января. Сегодня по непонятным причинам такой вид охоты запрещен по всей России. Как только медведь залег, его уже нельзя трогать. При этом штрафы за незаконную охоту запредельные. Связываться никто не хочет.

Медведь откровенный вредитель и умнейшее животное. Он истребляет молодняк. Съедает до 50—60 процентов приплода косули, изюбря, лося. Когда ему еды не хватает, он идет в деревню.

Ситуация обострилась до такой степени, что охотники уже боятся в лес ходить. Нынешний год достаточно непростой для медведя с точки зрения пропитания.

В Амурской области полтора десятка организаций-охотпользователей. В большинстве из них уверены — стоимость разрешения на отстрел медведя необходимо снижать не только в экстренных случаях, а пересмотреть ее в принципе. Делать его бесплатным тоже нельзя. В таком случае существует опасность, что в лес хлынет поток браконьеров. Разрешение будут брать на медведя, а добывать изюбря, лося или косулю.

В настоящее время опытные охотники наблюдают за поведением медведей. Профессионалы не исключают, что если хищники не успеют набрать жир до конца ноября, то зимой будет много шатунов. Впрочем, случаев нападений все равно станет меньше.

Хищнику тесно в тайге

В управлении по охране, контролю и использованию животного мира ситуацию признают не типичной, однако главные причины медвежьего нашествия видят в другом. Самым крупным животным Приамурья становится тесно в собственном доме не только из-за голода.

— Количество медведей растет, но показатель пока не критичный. Девять с половиной тысяч особей — это в рамках разумного. Критичной ситуация станет, когда их будет тысяч шестьдесят, — отметил начальник отдела охраны управления Валерий Погасиенко. — Медведь всегда осенью активизируется. Дело в том, что перед залеганием в спячку он ищет пропитание, нагуливает жир. Однако в тайге неурожай желудя, ягодники выгорают. Для восстановления голубичника или брусничника надо как минимум 3—4 года. Взрослому медведю 200—250 килограммов весом требуется каждый сезон до 700 килограммов ягоды. Чтобы спокойно перезимовать в спячке, ему нужно набрать 50 килограммов жира, для этого он съедает 500 килограммов орехов или желудя. Если этого нет, то зверь начинает поиски. Мясо в медвежьем рационе не превышает десяти процентов. Остальное — корешки, ягода, желудь, орех.

По словам Валерия Викторовича, ситуацию усугубляют повсеместные свалки пищевых отходов. У медведя нюх очень хороший. Он чувствует пищу на расстоянии десяти километров. Если в природе ему чего-то не хватает, то он идет к людям. К тому же цивилизация расширяет свои границы, медведю в тайге становится тесно.

— Это не он к нам приходит, а мы к нему пришли, — подчеркивает Валерий Погасиенко. — Они жили испокон веков в тайге, никому не мешая, а сейчас активные разработки полезных ископаемых, строительство промышленных объектов. Медведь тревожится, начинает бродить.

ВОЙТИ

Комментарии (0)