Авторизация

Забыл пароль регистрация
войти как пользователь

Регистрация на сайте

CAPTCHA
войти как пользователь

Восстановление пароля

войти как пользователь

пожаловаться модератору

CAPTCHA
+16° слегка облачно
USD: 00,0000 руб.
EUR: 00,0000 руб.
Курсы валют и погода

Алтайский егерь практически в одиночку борется с браконьерами в Кислухинском заказнике

Очередной жестокий случай браконьерства произошел в Кислухинском заказнике. И закончился он чудовищной провокацией в отношении местного егеря Сергея Байдукова. Того самого, который много лет «воюет» с состоятельными браконьерами. У тех – карабины, снегоходы и «корочки». У егеря – только лыжи и фотоаппарат вместо оружия. А еще 33 тысячи гектаров особо охраняемой территории. Причем, каждый громкий случай браконьерства в заказнике выходит боком именно Сергею Байдукову. Мы покажем, как ведут себя сильные мира сего в присутствии егеря. И да, кстати, теперь у него есть свой, мощный снегоход, на который всем миром собирали деньги россияне, и белорусы с украинцами.

Старый пятистенник на окраине деревни, который все никак не вырастет до полноценного дома. Жилище егеря Байдукова знают и городские друзья-экологи, и жители округи. Знают и любители незаконной охоты: если мимо проехало заблудившееся такси – проверяют обстановку. Егерь дома – значит, можно двигаться в заказник. Пострелять. Но уловки браконьеров Сергей давно вычислил: есть бензин – поедет следом на снегоходе. Нет – пойдет на лыжах. О том, что 22 января егерь в кои-то веки взял отгул, «стрелки» явно знали. Порезвились: в особо охраняемой территории отстреляли трех лосей. Следы Байдуков нашел на следующий день. А заодно и пьяную компанию на снегоходах и с оружием.

Как выглядело такое общение, на видео снял приятель-эколог Байдукова. Хотя пойманным в заказнике обычно не нравится, когда их снимают. И что им корочки егеря – у них свои есть. А уже ночью к дому Сергея неизвестные подбросили останки тех самых отстрелянных лосей. И сделали звонок в полицию – мол, хваленый егерь сам разделывает туши во дворе.

Сергей Байдуков, егерь Кислухинского заказника:

- Да, что я. Типа, у Байдукова машину разгружают. Хотя я потом ходил – машина не подъезжала. Машина остановилась на центральной дороге: они мешки на себе тащили, кровь прослеживается.

В районной полиции эту провокацию называют «шитой белыми нитками». И уверяют: егерь Байдуков – не подозреваемый, а всего лишь свидетель. Хотя оправдываться перед полицией ему приходилось не раз.

2012 год. Расстрел лосей в Кислухинском заказнике прямо с вертолета. Забавы ради. Егерь успел сфотографировать вертолет и, как мог, браконьеров. А после едва не попал под статью – за то, что не выполнил обязанности, не переплыл ледяную речку, не взял голыми руками стрелков в вертолете. Начальство егеря отстояло. Опять же Байдукова с напарником-охотоведом браконьеры в заказнике таранили на джипе, а позже заявили – это егерь расстрелял им дорогую машину.

Сергей Байдуков, егерь Кислухинского заказника:

- Ну, они уехали. В итоге потом сделали дырку в бампере и сказали, что я по ним стрелял. Была эпопея – полиция хотела у меня оружие забрать.

Да, оружие у егеря может быть только личным, но появляться в заказнике с ним нельзя. Парадокс, но лакомым местом для браконьеров Кислухинский стал потому, что егерь делает свою работу, как положено. Подкармливает животных. Вот и сбиваются косули и лоси. А может, потому, что молчать о правонарушениях он не готов – и регулярно прибавляет работы местной полиции.

Алексей Грибков, руководитель Геблеровского экологического общества:

- Есть люди, которые не готовы с этим мириться. Если у них нет снегохода, они встают на лыжи и все равно идут. У Байдукова охраняемая территория 33 тысячи га. Что можно сделать без снегохода? Ну, он на лыжах ходил – сколько мог, столько обходил. Ну понятно, что требовать с этих людей протоколов, задержания, поимки браконьеров можно только тогда, когда государство хоть чем-то их обеспечивает, хоть как-то морально поддерживает. А говорить: вот снегоход пошел, 120 км в час, а ты вставай на лыжи и догоняй. Это выглядит как издевательство.

Вот он, служебный «уазик» егеря, на котором тот обязан объезжать угодья. Если будет бензин. На зиму выделили 400 литров – царский подарок. Летом не полагалось ни капли. Были свои деньги – покупал. Не было – привозили неравнодушные люди, экологи. Вообще-то, Сергей просит об этом не рассказывать – начальство не велело. Но за него рассказывают друзья.

Об этом «Буране» в округе ходили легенды: когда егерь заводил его – браконьеры слышали за 5 км. Максимум, что выжимал из старичка – 40 км в час. Помочь Сергею вызвался активист Виктор Никулкин, приехавший однажды в заказник снимать фильм. Кинул клич в интернете, рассказал о буднях кислухинского егеря и уже через месяц на новый снегоход собрали более полумиллиона.

Виктор Никулкин, активист-эколог:

- Конечно, удивился сумме, которую собрали. Я боялся – 380 не наберем. Ну, 250 – купим подержанный. Ну вот наскребли на ямаху. Писали даже с Украины, Белоруссии: хорошо, что есть такие люди, гордость нашей страны. Люди просто по человечности какой-то соскучились. Я это прочувствовал, когда комментарии, письма читал.

О том, что у Байдукова новый мощный снегоход, говорит, браконьеры узнали раньше него самого. На таком вполне можно угнаться за стрелками вне закона. Вот только ни задержать их, ни оружие изъять егерь не вправе. «Браконьеры у меня свои» – говорит Сергей.

Да, он знает многих из них в лицо. Но даже пойманные с поличным, рядом с расстрелянными тушами, они, зачастую, уходят от наказания.

Алексей Грибков, руководитель Геблеровского экологического общества:

- Я пару-тройку дел могу вспомнить: это были какие-то колхозники, именно на лыжах или на лошадках, у которых нет дорогих адвокатов, нет денег, совершить необходимые действия, всем понятные. Люди, которые имеют возможность купить снегоход за 1,5 миллиона рублей… Случаев, чтобы во-первых, такие снегоходы изымались – я не знаю. Я «бураны» изъятые видел.

Сегодня в крае на 37 заказников приходится 20 егерей. И такая ситуация по всей стране – не хватает средств связи, а порой и нормальной экипировки. «Алтайприрода» помогает, чем может, но из положенного бюджета не выпрыгнет. Охотовед по специальности, Сергей Байдуков, сдаваться не намерен. Благодарит всех, кто помогает спасать заказник. Да, и регулярно просит прощения у жены – за то, что та терпит такую его работу. Как говорят друзья, за егерскую зарплату меньше 10 тысяч рублей. У него – своя философия, которую ни отсутствие бензина, ни постоянные провокации пока не сломили. Ему бы удержаться на своей работе – ведь очень многим она наверняка мешает.


Источник: Вести22,
автор: Татьяна Долгова
ВОЙТИ

Комментарии (0)